Ст 28 банковского закона

Верховный суд объяснил, как считать неустойку

Как рассчитывается неустойка применительно к финансовым услугам: по закону о защите прав потребителей или по ГК? От ответа на этот вопрос зависит размер взыскиваемой суммы. Суды первой и апелляционной инстанций решили, что можно взыскать неустойку по закону о защите прав потребителей, при этом обязав банк еще и заплатить проценты за пользование деньгами по ГК. Верховный суд с этим не согласился.

Юлия Барашкина* открыла в ОАО «Национальный банк «ТРАСТ» долларовый вклад до востребования. По условиям договора банк должен был выдать находящиеся на вкладе деньги по первому требованию. Спустя полгода Барашкина обратилась в банк за своими деньгами, но ей ничего не дали из-за блокировки карты. Многочисленные просьбы вкладчика были исполнены только спустя месяц. В связи с этим Барашкина обратилась в суд с требованием взыскать с банка неустойку за нарушение срока выдачи вклада, проценты, штраф и компенсацию морального вреда 50 000 руб.

Перовский районный суд г. Москвы удовлетворил иск частично. Он взыскал неустойку исходя из невыданной суммы вклада (п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей), штраф за несоблюдение добровольного порядка (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей), проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК) и 5000 руб. морального вреда. Таким образом, банк понес ответственность и по ГК, и по закону о защите прав потребителей.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда изменила решение суда первой инстанции. Она сочла, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и уменьшила ее (ст. 333 ГК). Поскольку размер неустойки был снижен, апелляция также снизила размер штрафа до 50% от этой суммы. В мотивировочной части определения коллегия указала, что суд первой инстанции необоснованно удовлетворил иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием неустойки. Вместе с тем на резолютивное решение это не повлияло – коллегия лишь изменила размер неустойки и штрафа, оставив в силе взысканные проценты.

Банк «ТРАСТ» обратился в Верховный суд с требованием отменить акты нижестоящих судов. ВС напомнил, что неустойка за несвоевременно возвращённую сумму вклада рассчитывается исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды, то есть по ч. 1 ст. 395 ГК и ст. 856 ГК. Ее исчисление от суммы невыплаченного вклада в размере, предусмотренном п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей, является ошибочным, – эта норма устанавливает неустойку исходя из цены услуги, каковой сумма вклада не является. Помимо этого ВС обратил внимание, что резолютивная часть апелляционного определения противоречит выводам суда, изложенным в мотивировочной части, то есть нельзя удовлетворить иск о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами одновременно с взысканием законной неустойки. Поэтому Судебная коллегия по гражданским делам ВС отменила апелляционное определение в полном объёме и направила дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 5-КГ17-148).

«ВС справедливо отметил ошибочность выводов нижестоящих судов, применивших два вида ответственности за несвоевременный возврат вклада. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВС № 17, к отношениям из договора банковского вклада применяется закон о защите прав потребителей только в части, не урегулированной ГК. Так как размер неустойки за нарушение обязанности по возврату вклада банком установлен ГК, не было оснований применять закон о защите прав потребителей», – объяснила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. Она сообщила, что с вопросом о применении двух видов ответственности за одно правонарушение на практике приходится сталкиваться очень часто. Например, при выборе между договорной неустойкой и процентами по ст. 395 ГК. «Вместе с тем принцип неотвратимости юридической ответственности не должен приводить к неосновательному обогащению кредитора», – отметила Капустина.

Заместитель директора ООО «Центр правового обслуживания» Лариса Науменко и партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан обратили внимание, что согласно Обзору судебной практики ВС № 1 от 2017 года, на отношения между банком и его клиентом по выплате неустойки вообще не распространяется п. 5 ст. 28 закона о защите прав потребителей. «Год назад Судебная коллегия по гражданским делам уже высказывалась, что для банковского вклада предусмотрены специальные правила о начислении процентов, – ст. 395 ГК, которые и должны применяться (№ 88-КГ16-7). Эта позиция также включена в Обзор судебной практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг (от 27 сентября 2017 г.). В целом вывод этот достаточно очевидно вытекает из ст. 39 закона о защите прав потребителей, исключающей действие специальных положений этого закона к услугам, по своему характеру не подпадающих под них», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

pravo.ru

Банковские комиссии будут законны: как меняются нормы ГК о финансовых сделках

Несмотря на опасения, что банки смогут пролоббировать выгодные для себя положения, регулирование кредитных договоров изменилось не так сильно, говорит консультант корпоративной практики O2 Consulting Георгий Мурзакаев. Банкам не удалось добиться легализации безотзывных вкладов, которые они лоббировали 15 лет, продолжает партнер «Инфралекса» Артем Кукин: «Сохранилось право в любой момент потребовать возврата суммы вклада, даже если он –срочный». Но у банков все же появилась возможность привлекать деньги на условиях безотзывности – с помощью сберегательных сертификатов.

По ряду вопросов может возникнуть правовая неопределенность, предупреждает Кукин. По его словам, даже представители банков опасаются, что она приведет к всплеску «банковского креатива» и спровоцирует волну претензий и исков клиентов.

Комиссии за обслуживание кредита вернулись?

Заемщик по кредитному договору обязуется возвратить полученную сумму кредита и уплатить проценты (ч. 1 ст. 819 ГК).

Заемщик обязан вернуть полученную сумму кредита, проценты на нее, а также предусмотренные договором иные платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита.

Норма может толковаться как легализация различных банковских комиссий при предоставлении и обслуживании кредита, считает Кукин. Сейчас судебная практика не допускает взимания комиссий за действия, которые банк и так обязан совершить, например, выдачу кредита, открытие ссудного счета и так далее, говорит юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов. Если заемщики-граждане защищены специальным законом о потребкредите, то предпринимателям надо готовиться к дополнительным тратам за обслуживание кредита, предупреждает Морозов.

Если юрлицо или предприниматель нарушит ограничения, установленные кредитным договором, – банк сможет досрочно его расторгнуть. Правило не действует для заемщиков-простых граждан (ст. 821.1. ГК).

Изменения коснулись так называемых ковенантов – дополнительных обязательств по кредитному договору, которые берет на себя заемщик, – например, не продавать свое имущество или не увольняться с работы, говорит Морозов. Ковенанты закреплены для компаний или ИП, но не действуют для потребителей.

Вклады и сертификаты: что нового

Закреплено право граждан требовать перечислить вклад и проценты на указанный счет вместо выдачи наличными, если иное не предусмотрено законом (п. 1 ст. ст. 834 ГК РФ).

Перечислить сумму вклада и проценты на счет можно уже сейчас и без упоминания в ГК, уточняет Кукин. Впрочем, новелла может косвенно подтолкнуть банки склонять вкладчиков к безналичным переводам, потому что за это обычно берут комиссию, отмечает он.

Заметные изменения есть в сфере сберегательных, депозитных сертификатов – это ценные бумаги, которые выдаются в подтверждение вклада. Сертификаты удобнее договоров банковского вклада в обороте, если вы планируете распоряжаться правами, объясняет Морозов.

Сберегательные (депозитные) сертификаты могли быть именными и на предъявителя (п. 2 ст. 844 ГК).

Сберегательные сертификаты теперь выдаются лишь гражданам (в том числе индивидуальным предпринимателям) и могут быть только именными.

Депозитные сертификаты выдаются только юрлицам (п. 1 ст. 844 ГК).

Сумма вклада, удостоверенного сберегательным сертификатом, страхуется по общим правилам для вкладов (п. 1 ст. 844).

Банки получили право выдавать безотзывные сертификаты. В этом случае гражданин не сможет досрочно потребовать возврата суммы вклада (п. 3 ст. 844).

Сертификаты стали именными, чтобы можно было проследить цепочку их собственников и защититься от мошенничеств, цитирует пояснительную записку к законопроекту Морозов.

Кроме того, Гражданский кодекс впервые стал регулировать вклады в драгоценных металлах. По словам Кукина, закрепляется уже сложившаяся практика и никаких существенных изменений нет. ГК прямо указывает, что правила о страховании вкладов не распространяются на драгметаллы, но это было очевидно и так исходя из разной природы отношений, говорит Кукин.

Металлические счета комментируются в книге «Гражданский кодекс Российской Федерации. Финансовые сделки» за авторством Павла Крашенинникова и других авторов, принимавших участие в разработке законопроекта о финансовых сделках (М., 2018, издательство «Статут»). В частности, там говорится, что существенными условиями сделки, кроме перечисленных в законе, являются наименование драгметалла, в котором ведется счет, и порядок определения денежного эквивалента, если договор предусматривает возможность выдачи вклада деньгами. Это важно, в том числе из-за высокой волатильности цен на драгметаллы, уточняют авторы главы Павел Крашенинников и Ольга Рузакова.

Совместные и депозитные счета

Появляются совместные счета для нескольких физлиц. Права пропорциональны внесенным суммам, но от этого правила можно отступить и указать другие доли в договоре. Открыть совместный счет могут супруги – в этом случае средства являются их общими без указания долей, если иное не предусмотрено брачным договором, о котором супруги уведомили банк (п. 5 ст. 845).

Арестовать средства на совместном счете можно только в размерах доли, которая принадлежит должнику (п. 2 ст. 858).

В распоряжении счетами могут возникнуть проблемы, ведь законодатель не стал определять общие правила для этого нового института, предсказывает юрист «Дювернуа Лигал» Регина Дугаева. Банкам будет очевидно трудно определить долю на банковском счете, чтобы наложить на него арест, добавляет партнер МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнеры» (SZP Law) Ольга Зеленая. Как будет проходить процесс наложения ареста и не выйдет ли так, что арестован будет весь счет, беспокоится Дугаева. Кукин также отмечает, что нет разъяснений, в каком размере страхуются средства на совместных счетах: из расчета 1,4 млн руб. на один счет или на каждого клиента.

Не меньше вопросов, по его словам, вызывает совместный счет мужа и жены, начиная от вопроса, может ли его открыть лишь один из супругов, заканчивая проблемами раздела имущества при расторжении брака.

Появились понятие и условия использования публичного депозитного счета (§ 4 гл. 45). Запрещено обращать взыскание на средства на таком счете по обязательствам его владельца (п. 1 ст. 860.14).

Публичные депозитные счета давно известны и широко используются на практике – это, например, депозиты нотариуса, суда, Службы судебных приставов.

Ограничения и ответственность банков

Блокирование (замораживание) денежных средств предусмотрено ст. 3 закона о противодействии легализации преступных доходов и финансированию терроризма.

Суд может привлечь к ответственности банк, привлеченный для исполнения поручения, если именно по его вине не было исполнено (или плохо исполнено) поручение клиента (п. 2 ст. 866 ГК).

Если поручение не исполнено (или плохо исполнено) по вине банка-посредника или банка-получателя средств, то суд может возложить ответственность на них солидарно.

Привлечь к ответу можно и банк плательщика, если он выбирал банк-посредник.

П. 2 ст. 866 ГК прямо указывает на возможность привлечь к ответственности банк-посредник, который участвовал в цепочке расчетов. Это позволит сократить процесс доказывания с целью переложить ответственность на действительно виновное лицо, полагает Дугаева. Банки считают новую редакцию неудачной, говорит Кукин: банк получателя связан договором с получателем, а не плательщиком, а названия и количество банков-посредников часто неизвестны заранее, особенно если речь идет о международных переводах.

Также вводится презумпция безотзывности аккредитива – по умолчанию его нельзя будет отменить без согласия получателя средств (п. 4 ст. 869 ГК). Определенные изменения претерпело регулирование эскроу-счетов и факторинга.

Банк предоставил компании кредит на 90,5 млн руб., поручителем по нему выступил гражданин. Изначально стороны договорились, что договор поручительства действует до прекращения основного обязательства, но в допсоглашении было указано, что его действие прекращается в конкретную дату. Незадолго до этой даты началась санация банка, а через несколько месяцев после нее у банка появился новый менеджер, который и оспорил допсоглашение как недействительное.

Суд первой инстанции согласился, что допсоглашение нарушает права кредиторов, но пришел к выводу, что сделка была оспорена слишком поздно (дело № А40-176325/2016). Но в апелляции отменили решение и заключили, что раз в деле участвует физлицо, оно должно рассматриваться в СОЮ.

В своей жалобе в Верховный суд банк указал, что находится в процедуре санации, а значит, может оспаривать сделки по специальным основаниям банкротного закона. Рассмотрение подобного рода споров, подразумевающих применение законодательства о несостоятельности, относится к компетенции арбитражных судов, подчеркнул заявитель.

С этим согласилась экономколлегия ВС, которая направила спор на новое рассмотрение в 9-й ААС.

Сейчас клиент вправе досрочно забрать денежные средства со своего депозита – полностью или частично, пишет «Коммерсант». Продукт, предлагаемый поправками, такой возможности не предусматривает. Механизм связан с ипотечным кредитованием: вкладчик накапливает сумму первоначального взноса в размере, который устанавливает банк, после чего получает заем на приобретение жилой недвижимости. Ставки по такому вкладу будут выше, чем по обычным депозитам для физлиц.

Есть и другие идеи – например, повысить максимальную сумму страховых выплат по безотзывному вкладу (сейчас – 1,4 млн руб.), говорит Аксаков. Также обсуждается возможность предоставления госсубсидий, если ипотечный кредит берется на квартиру в новостройке. Пока неясно, войдут ли эти предложения в итоговый законопроект.

Эксперты соглашаются, что банкам выгодно привлекать ликвидность на фиксированные сроки, но предупреждают: вряд ли стоит ожидать от кредитных организаций высоких процентных ставок в условиях нестабильной экономики. Кроме того, банки рискуют, заранее обязуясь прокредитовать клиента: его финансовое положение может ухудшиться, а сейчас одобрение на ипотечный заем выдается, как правило, на три месяца.

Закон об исполнительном производстве запрещает обращать взыскание на некоторые виды доходов, например, пособия на содержание детей или в связи со смертью кормильца (ст. 101 закона об исполпроизводстве). Если долги по исполлисту погасили за счет этих выплат – человек может потребовать их вернуть. Верховный суд разъяснил, кто ответит за ошибку: банк или приставы. Ориентироваться надо на дату списания спорной суммы. После 1 июля 2014 года банк должен проверять, можно ли наложить взыскание. Именно в этот день вступила в силу соответствующая редакция ч. 8 ст. 70 закона об исполпроизводстве. Если же списание произошло раньше 1 июля 2014 года, когда такой обязанности у банков еще не было, значит, за ошибку отвечают судебные приставы.

Такие разъяснения гражданская коллегия ВС дала в деле Ирины Земцовой*, которая подала в суд на Сбербанк. С 30 октября 2013 года по 11 сентября 2014-го с ее счета ушло 74 695 руб. по исполлисту в пользу банка «Русский стандарт». Списания производились с дебетового счета карты «Maetsro Социальная», на которую должница получала только социальные выплаты: пенсию после потери кормильца, пособие на ребенка и компенсацию за проживание в зоне со льготным социально-экономическим статусом.

Одна норма, две редакции

В конце 2016 года Земцова подала на банк в суд. Она потребовала вернуть незаконно списанную сумму, а также компенсировать упущенную выгоду и моральный вред (суммы из актов вымараны). Истица сослалась на ч. 8 ст. 70 закона «Об исполнительном производстве» в редакции, которая действовала на день обращения в суд. Она устанавливает случаи, когда банк может не исполнить требования пристава: если на счете нет денег, средства арестованы, операции приостановлены или в других ситуациях, предусмотренных федеральным законом. К последнему случаю относятся социальные выплаты, обращать взыскание на которые запрещает ст. 101 об исполнительном производстве, указывала Земцова.

Но райсуд не нашел вины в действиях Сбербанка. На дебетовую карту могли приходить любые переводы. Ответчик не имел права выяснять источники поступлений и самостоятельно решать, исполнять ли постановление пристава. Банк не мог оценивать правомерность требований судебного пристава – они для него обязательны, объяснил райсуд. Он решил, что факта списания самого по себе недостаточно для вывода, что Сбербанк причинил вред. Как заявил его представитель в судебном заседании, списания проводились по исполлисту и прекратились сразу же, как только операционисты банка получили постановление пристава об отмене обращения взыскания. Эти объяснения принял во внимание райсуд.

Верховный суд поддержал эти выводы, но обратил внимание на ч. 8 ст. 70 закона об исполнительном производстве, на которую ссылалась Земцева в своем иске. Действительно, эта норма, по сути, устанавливает обязанность банка проверять источники средств, но только с 1 июля 2014 года, указала гражданская коллегия. До этого дня действия банка, который списывает деньги по указанию пристава, являются законными, гласит определение № 6-КГ18-4. Проверить назначение поступлений Земцевой должна была служба приставов – именно она является надлежащим ответчиком по иску, указал ВС.

Поскольку перечисления со счета Земцевой проводились с 30 октября 2013 года по 11 сентября 2014-го – ответчиков здесь двое, полагает управляющий партнер АБ «Юг» Юрий Пустовит. По части списаний до 1 июля 2014 года это служба судебных приставов, а после этого дня – банк.

Изначально с целью процессуальной экономии суд должен был по своей инициативе привлечь к делу ФССП вторым ответчиком на основании абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК, говорит Пустовит. В этом случае возможно было бы сразу решить спор, взыскав средства с двух ответчиков. Теперь же истице придется повторно обращаться в суд, на этот раз к службе приставов, подытоживает адвокат.

Обеспечительные меры, например залог или поручительство, используются для договоров с недвижимостью, крупных кредитов и прочих значительных сделок. Они должны давать кредитору уверенность в «плане Б» на случай проблем контрагента. Однако недобросовестные должники пытаются всячески оспорить обеспечительные сделки, чтобы лишить кредитора одного из самых быстрых и простых способов возврата долга, говорит юрист «Содружества земельных юристов» Наталья Лопатина.

Почему оспорить стало сложнее

Обеспечительные сделки в основном признают недействительными по тем же правилам, что и обычные. Общие основания оспаривания из Гражданского кодекса, такие как мнимость, притворность, превышение полномочий и т. д., сейчас используются гораздо реже, делится наблюдениями Дмитрий Константинов из юрфирмы «Ильяшев и партнеры». Юрист объясняет это эффективностью специальных норм – о несостоятельности или корпоративных. Кроме того, в 2013 году стала действовать новая редакция ст. 166 Гражданского кодекса об оспоримых и ничтожных сделках, которая существенно ограничила возможности их оспаривания, продолжает управляющий партнер АБ «Юг» Юрий Пустовит.

В частности, в ст. 166 закрепили принцип эстоппель: лицо не может добиваться признания сделки недействительной, если раньше оно вело себя так, будто она действительна. Кроме того, раньше требовать применения последствий недействительности сделки могли «любые заинтересованные лица», а теперь – ее стороны или другие лица, указанные в законе.

Практика стабилизировалась и по такому основанию оспаривания поручительства физических лиц, как отсутствие согласия супруга. 10 лет назад это было одним из самых популярных способов отменить обеспечение, вспоминает Димитрий Нуржинский из Nektorov, Saveliev & Partners. Но 12 июля 2012 года Пленум ВАС выпустил постановление, в котором разъяснил, что ответственность несет лично поручитель – а, значит, отсутствие согласия супруга не говорит о недействительности сделки. Эта позиция касалась индивидуальных предпринимателей, но в 2013 году Верховный суд применил такой же подход в деле простых граждан (дело № 18-КГ13-27), рассказывает Нуржинский. Несмотря на однозначное решение и устоявшуюся практику, банки перестраховываются и продолжают требовать нотариального согласия супруга на поручительство, делится юрист.

Стабилизировать оборот помогают и реестры. Залог прекращается в том случае, если заложенный объект приобрел добросовестный покупатель, который не был осведомлен об обременении (ч. 2 п. 1 ст. 352 ГК). Недвижимость «защищена» от этого системой регистрации прав, но подобные схемы часто встречались на рынке купли-продажи автомобилей, говорит Нуржинский. Суды же, по его словам, не всегда были готовы применять ст. 352, поэтому законодатель в 2014 году ввел систему регистрации залога движимых вещей у нотариуса (ст. 339.1 ГК).

Банкротные и корпоративные оспаривания

В банкротстве признать сделку недействительной гораздо проще. Ипотеку или поручительство могут оспорить по тем основаниям, что они причинили вред кредиторам или были совершены с предпочтением одному из них. Если в суде подтвердится, что кредитор знал или должен был знать о предбанкротном состоянии должника – сделку признают недействительной.

В зоне риска банкротного оспаривания могут оказаться договоры, заключенные в течение трех лет до возбуждения процедуры несостоятельности, предупреждает начальник отдела правового сопровождения девелоперских проектов IPT Group Александр Анчугов.

Другие основания для оспаривания – корпоративные. Крупные сделки или сделки с заинтересованностью должны получить одобрение внутри фирмы согласно ее документам и закону. Если процедура нарушена, то договор могут признать недействительным при условии, что кредитор знал или мог знать о нарушении. Поэтому ему важно заранее проверить корпоративную структуру контрагента и убедиться, что сделка одобрена по всем правилам. Это распространенное основание для оспаривания залога, хотя в ходе судебного разбирательства может оказаться, что договор был фактически одобрен или прошел срок исковой давности, говорит консультант юридической практики O2 Consulting Георгий Мурзакаев. От подобных исков можно защищаться, в том числе указывая на недобросовестность оппонента. В последнее время возросло значение института злоупотребления правом, обращает внимание Мурзакаев. Он приводит примеры решений, «устоявших» на уровне экономколлегии ВС:

В деле № А58-8432/2014 «Управляющая компания АЯМ» оспаривала ипотеку недвижимости, которую по кредиту компании заложила подконтрольная «Ассоциация строителей Амуро-Якутской магистрали». Как указывалось в иске, залог не одобрило общее собрание участников. Хотя корпоративные правила одобрения и были нарушены, суды отказались признавать сделку недействительной. Они сочли, что главной целью было освободить от ипотеки залогодателя, который обладал реальными активами, а, значит, компания злоупотребила правом на оспаривание сделки. К тому же мажоритарный участник ипотеку все-таки одобрил.В деле № А40-186355/2015 «Нефтесклад № 1» попытался признать недействительной ипотеку, которую одобрили на внеочередном общем собрании участников, а должны были на совете директоров. Но суды отклонили требования. Они обратили внимание, что необходимый кворум был набран. А иск был подан для того, чтобы уклониться от исполнения сделки и причинить убытки банку.Другие основания оспаривания и минимизация рисков

Сделки могут оспаривать и по другим основаниям, известным каждому юристу. Например, доверенность не давала полномочий заключать именно такой договор или оказалось, что предмет ипотеки на самом деле не принадлежит залогодержателю (например, договор купли-продажи здания признали недействительным). Ипотеку здания часто пытаются оспорить по тому основанию, что участок под ним не заложен, говорит Пустовит из АБ «Юг». По словам адвоката, суды склонны отказывать в таких исках: они объясняют, что оформление прав на землю зависит только от залогодателя, а залогодержатель тут ни при чем.

Встречаются и сравнительно редкие способы оспаривания. В пример Мурзакаев привел дело № А40-216102/15. В нем суд признал недействительным договор залога доли в уставном капитале ООО в качестве обеспечения банковской гарантии банка «Пересвет», поскольку банк ввел в заблуждение залогодателя-физлицо. Первая и вторая инстанции обратили внимание, что основное обеспечение уже было предоставлено, а договор залога доли заключили дополнительно, после выдачи банковской гарантии и по требованию банка. В чем был смысл этого, представители банка так и не пояснили. Суды пришли к выводу, что они ввели гражданина в заблуждение и потребовали заключить сделку, в которой не было необходимости. А значит, ее следует признать недействительной.

Такой риск предвидеть сложно, но самые частые можно и нужно предупредить. Этим и занимаются юристы, задача которых тщательно изучить документы, затребовать недостающие и правильно структурировать сделку. Как защитить интересы обеих сторон сделки, рассказывает Лопатина из «Содружества земельных юристов» на примере купли-продажи участка с «неправильным» назначением. Покупатель хочет приобрести участок сельскохозяйственного назначения и построить на нем коттеджный поселок. Продавец обещает, что поменяет назначение земли, но, конечно, в счет аванса. «Здесь нужно заключить предварительный договор или договор купли-продажи будущей вещи – участка с правовым режимом под жилищное строительство, – говорит Лопатина. – Срок заключения основного договора надо жестко привязать к моменту внесения в ЕГРН нужного вида использования участка». Чтобы его зарегистрировать, продавец получит от покупателя аванс. На случай, если поменять назначение земли не удастся, Лопатина предлагает подключить финансово надежного поручителя, который гарантирует возврат аванса.

Чтобы получить кредит на нужды бизнеса, часто недостаточно ипотеки, банки требуют личного поручительства гендиректора или участников юридического лица. В итоге эти люди становятся ответственными за многомиллионные и многомиллиардные долги, с которыми, скорее всего, не смогут расплатиться. Признать такое поручительство недействительным сложно, потому что суды стремятся сохранить обеспечение, говорит старший юрист DS Law Татьяна Воронина: «Они отклоняют доводы о том, что долг уже был на момент поручительства или в договорах не указан его размер. Также суды не принимают во внимание, что у поручителя не было достаточного для оплаты долгов имущества (и понятно, что уже не будет)».

Воронина уверена: банки заключают договоры не с целью получить денежные средства, а чтобы контролировать поручителя под страхом привлечь его к солидарной ответственности. Она рекомендует руководителям и участникам компаний письменно обращаться в банк с просьбой обойтись без поручительства либо пытаться менять его условия. Можно попробовать ограничить ответственность теми долгами, которые возникнут в период полномочий конкретного лица. Иначе придется отвечать и за последующие – уже после того, как гражданин перестанет контролировать общество, заключает Воронина.

Законодательная база Российской Федерации

Бесплатная консультация
Федеральное законодательство

  • Главная
  • ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 02.12.90 N 395-I (ред. от 23.07.2013 с изменениями, вступившими в силу с 02.10.2013) «О БАНКАХ И БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»
    • В данном виде документ опубликован не был
    • (в ред. от 02.12.90 — «Российская газета», N 27, 10.02.96;
    • «Собрание законодательства РФ», 05.02.96, N 6, ст. 492)
    • Статья 28 Межбанковские операции

      Кредитные организации на договорных началах могут привлекать и размещать друг у друга средства в форме вкладов (депозитов), кредитов, осуществлять расчеты через корреспондентские счета, открываемые друг у друга, и совершать другие взаимные операции, предусмотренные лицензиями, выданными Банком России.

      Кредитная организация ежемесячно сообщает в Банк России о вновь открытых корреспондентских счетах на территории Российской Федерации и за рубежом.

      Кредитные организации устанавливают корреспондентские отношения с иностранными банками, зарегистрированными на территориях оффшорных зон иностранных государств, в порядке, определяемом Банком России.

      (в ред. Федерального закона от 05.07.99 N 126-ФЗ)

      Корреспондентские отношения между кредитной организацией и Банком России осуществляются на договорных началах.

      Списание средств со счетов кредитной организации производится по ее распоряжению либо с ее согласия, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.

      При недостатке средств для осуществления кредитования клиентов и выполнения принятых на себя обязательств кредитная организация может обращаться за получением кредитов в Банк России на определяемых им условиях.

      Кредитные организации вправе осуществлять переводы денежных средств в рамках платежных систем, соответствующих требованиям Федерального закона «О национальной платежной системе».

      zakonbase.ru