Запрос адвоката в государственные органы

Если не отвечать на адвокатский запрос

Принцип состязательности сторон, гарантированный ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, является одним из основных в уголовном судопроизводстве. Согласно данному принципу стороны обвинения и защиты равноправны, в том числе и в процессе сбора доказательств. Несмотря на это конституционное предписание, а также другие положения Конституции РФ, закрепляющие принцип равенства , уголовно-процессуальный закон долгое время не предоставлял стороне защиты реальных возможностей получить необходимую информацию.

Важным шагом, направленным на устранение такого правового дисбаланса и повышение роли адвоката в процессе сбора доказательств, стало принятие в 2002 году Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» (далее – ФЗ «Об адвокатуре»), который закрепил норму, гарантирующую право адвоката собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, в порядке, установленном законодательством России. Впоследствии поправки, внесенные в 2004 году в данный Федеральный закон, расширили возможности адвоката, закрепив за ним право собирать сведения, необходимые для оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Однако, несмотря на законодательное закрепление права адвоката на запрос сведений, необходимых ему для оказания квалифицированной юридической помощи, его реализация на практике оказалась существенно затруднена. Дело в том, что за отказ, несвоевременное представление либо представление заведомо ложной информации на запросы адвоката, отправленные в органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, законодатель не предусматривал никакой ответственности.

В результате такого правового пробела должностные лица указанных органов оставляли на свое усмотрение вопрос о предоставлении истребованных сведений адвокату, а тот, в свою очередь, не мог в полном объеме оказать квалифицированную юридическую помощь своему доверителю. 2 июня 2016 года президентом РФ был подписан Федеральный закон № 160-ФЗ «О внесении изменений в статьи 5.39 и 13.14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 160-ФЗ), который создал предпосылки для сокращения проблем, связанных с реализацией права адвоката на адвокатский запрос. Так, в частности, этим законом были определены: понятие «адвокатского запроса»; ответственность должностных лиц за отказ в предоставлении, несвоевременное предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации адвокату по адвокатскому запросу; ответственность адвоката за разглашение сведений, полученных по адвокатскому запросу; требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса и многое другое.

Очевидно, что Федеральный закон № 160-ФЗ, устранив правовые проблемы и коллизии в области регламентации адвокатского запроса, внес определенный вклад в развитие принципа состязательности сторон и их равенства в уголовном процессе, снизил вероятность нарушений прав адвоката, тем самым повысил качество оказания квалифицированной юридической помощи. Однако привнесённые законом положительные изменения не смогли в полной мере устранить имевшиеся проблемы правового регулирования института адвокатского запроса и в предложенной редакции, по нашему мнению, они не способны обеспечить полноценную реализацию принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК) и принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК). Рассмотрим некоторые несовершенства этого закона. Федеральным законом № 160-ФЗ внесено изменение в ст. 5.39 Кодекса об административных правонарушениях.

Теперь к административной ответственности можно привлечь за неправомерный отказ в предоставлении, несвоевременное предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации гражданину или организации, так и адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом. Как видим, в объективную сторону данного деяния законодатель включил три вида действия (бездействия): 1) неправомерный отказ в предоставлении информации; 2) несвоевременное предоставление информации; 3) предоставление заведомо недостоверной информации, а в качестве субъектов данного правонарушения закон называет только должностных лиц. В то же самое время, если будет проигнорирован запрос следователя или дознавателя, то виновный будет привлечен к ответственности по ст. 19.7 КоАП, конструкция которой существенно отличается от конструкции ст. 5.39 КоАП. Так, ст. 19.7 КоАП в качестве деяние устанавливает: 1) непредставление информации, 2) несвоевременное представление информации и 3) представление таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде. Как видим, последний способ реализации административного проступка сформулирован намного шире, чем в ст. 5.39, так как, во-первых, не предусматривает заведомости, во-вторых, причисляет к правонарушениям в том числе и предоставление сведений не в полном объеме (в ст. 5.39 такого нет!). Круг субъектов административного проступка, предусмотренного ст. 19.7 КоАП, также шире, чем в ст. 5.39 КоАП. В него входят граждане, должностные лица и юридические лица. Таким образом, из проведенного анализа видно, что существует неравенство в силе адвокатского запроса и запроса следователя (дознавателя).

Чтобы исправить сложившуюся ситуацию, считаем необходимым включить в число лиц, за непредставление информации по запросам которых наступает ответственность по ст. 19.7 КоАП, адвоката, то есть изложить ст. 19.7 КоАП в следующей редакции: «Непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), государственный финансовый контроль, муниципальный контроль, муниципальный финансовый контроль, либо адвокату, направившему запрос в порядке, предусмотренном статьей 6.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) либо адвокатом его законной деятельности, либо представление в государственный орган (должностному лицу), орган (должностному лицу), осуществляющий (осуществляющему) государственный контроль (надзор), государственный финансовый контроль, муниципальный контроль, муниципальный финансовый контроль, либо адвокату таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных статьей 6.16, частью 2 статьи 6.31, частями 1, 2 и 4 статьи 8.28.1, частью 5 статьи 14.5, частью 2 статьи 6.31, частью 4 статьи 14.28, статьями 19.7.1, 19.7.2, 19.7.2-1, 19.7.3, 19.7.5, 19.7.5-1, 19.7.5-2, 19.7.7, 19.7.8, 19.7.9, 19.7.12, 19.8, 19.8.3 настоящего Кодекса, – …». Еще одним существенным недостатком, нарушающим принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, является установленный в законе срок для ответа на адвокатский запрос.

Согласно ч. 2 ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатуре» органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. Также стоит отметить, что законодатель закрепляет возможность увеличения данного срока (не более чем на 30 дней) в случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемой информации, причем такое продление срока осуществляет отнюдь не адвокат, а то должностное лицо, которому адресован запрос (адвоката лишь ставят перед фактом!).

Стоит отметить, что сроки ответа на адвокатский запрос тождественны срокам, установленным для ответа на обращения граждан (ст. 12 ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»). Таким образом, учитывая, что, по общему правилу, дознание производится в течение 30 суток, а предварительное следствие по уголовному делу должно быть закончено в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела, предоставление информации по адвокатскому запросу в сроки, указанные в ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатуре», то есть до 60 (!) дней, делает бессмысленным запросы адвоката, направленные с целью сбора оправдательных или смягчающих ответственность доказательств, и не может выступать гарантией процессуального равенства сторон. Теперь рассмотрим сроки, установленные в нормах российского законодательства, для предоставления информации по запросам правоохранителей. Анализ показал, что единых требований к срокам нет, но однозначно следователи и дознаватели находятся в более привилегированном положении, нежели их процессуальные оппоненты – адвокаты.

Так, например: – Федеральный закон от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции» в ч. 4 ст. 13 установил, что требования (запросы, представления, предписания) уполномоченных должностных лиц полиции обязательны для исполнения всеми государственными и муниципальными органами, организациями, должностными лицами и иными лицами в сроки, установленные в требовании (запросе, представлении, предписании), но не позднее одного месяца с момента вручения требования (запроса, представления, предписания); – Федеральный закон от 28.12.2010 № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» в ч. 2 ст. 7 установил, что требования (запросы, поручения) сотрудника Следственного комитета, предъявленные (направленные, данные) при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми предприятиями, учреждениями, организациями, должностными и иными лицами незамедлительно или в указанный в требовании (запросе, поручении) срок; –КоАП РФ в ч. 2 ст. 26.9 установил, что поручение либо запрос по делу об административном правонарушении подлежит исполнению не позднее чем в пятидневный срок со дня получения указанного поручения либо запроса. Как видим, имеется дисбаланс юридических возможностей сторон в уголовном процессе и игнорирование принципа состязательности. Представляется, что действующий механизм реализации рассматриваемого права адвоката должен содержать более короткий, чем один месяц, срок предоставления информации по запросу. По нашему мнению, оптимальным временем для предоставления информации адвокату является срок в десять суток.

Унификация сроков на ответ по запросу адвоката и запросу государственного органа в государственные органы, органы местного самоуправления, а также общественные объединения и иные организации позволит каждой из сторон в процессе равноправно выполнять свои профессиональные обязанности. В связи с вышеизложенным считаем необходимым внести изменения, касающиеся закрепления 10-дневного срока для ответа на адвокатский запрос, в ч. 2 ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ и ст. 26.9 КоАП РФ.

Еще одна норма, привнесенная Федеральным законом № 160-ФЗ и вызывающая диссонанс, – это новая редакция ст. 13.14 КоАП, которая устанавливает ответственность за разглашение информации с ограниченным доступом. Теперь адвокат за разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), полученной по адвокатскому запросу, несет такую же ответственность, как и должностные лица (в 5 раз больше чем обычные граждане). Полагаем, что подобная норма имеет право на существование только в случае, если адвокат будет иметь такие же возможности в получении информации, как должностное лицо, и при условии равной юридической силы адвокатских запросов и запросов должностных лиц и их правовой защиты. В случае же приравнивания адвоката (по степени обязательности запроса, по срокам ответа на запрос) в получении информации к гражданам установление при этом ответственности за ее разглашение как к должностному лицу является грубым попранием принципа справедливости.

В завершении хотелось бы остановить внимание на обновленной редакции ч. 3 ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатуре», которая теперь звучит так: «Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса определяются федеральным органом юстиции по согласованию с заинтересованными органами государственной власти…», причем за нарушения требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса адвокату в предоставлении запрошенных сведений может быть отказано. Мы, безусловно, согласны с тем, что органы государственной власти имеют полное право знать, кто и с какой целью запрашивает у них информацию, и, в свою очередь, требовать наличия в адвокатском запросе определенных реквизитов, но в то же самое время отстранение органов адвокатского сообщества от процесса определения формы, порядка оформления и направления адвокатского запроса, на наш взгляд, неправомерно. Во-первых, это противоречит принципам адвокатуры, в частности, принципу ее независимости, означающему, что никакие государственные (или муниципальные) органы и их должностные лица не могут вмешиваться в профессиональную деятельность как отдельно взятых адвокатов, так и всего адвокатского сообщества в целом. А вовторых, законодатель, оставляя данный вопрос в ведении исключительно государственных органов, создает условия для произвола и коррупции.

В настоящее время содержание адвокатского запроса регламентировано подзаконным актом (!), а именно Приказом Министерства юстиции РФ от 14 декабря 2016 г. № 288 «Об утверждении требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса». Таким образом, узаконена ситуация, когда органы исполнительной власти по собственному усмотрению и весьма оперативно могут добавить любые новые реквизиты в содержание адвокатского запроса или изменить порядок его направления, а потом, выявляя несоответствия установленным ими же правилам, отказывать адвокатам в получении информации. К примеру, требования к письменному обращению гражданина установлены, во-первых, в Федеральном законе «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», а во-вторых, они содержат в разы меньше различных атрибутов по сравнению с требованиями к адвокатскому запросу. Что же касается требований к запросам следователя (дознавателя), то кроме того, что они могут быть выполнены типографским, электронным или иным способом, а также написаны от руки, УПК РФ ничего не содержит.

В связи с вышеизложенным считаем необходимым: исключить ч. 3 ст. 6.1 ФЗ «Об адвокатуре», а вместо нее добавить новую статью, закрепляющую требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. Как представляется, нам удалось подтвердить тезис о том, что ныне действующее законодательство, регламентирующее различные аспекты адвокатского запроса, в значительной мере противоречит принципу состязательности и равенства сторон. Законодатель сделал все возможное, чтобы использование адвокатом этого инструмента для сбора информации в целях реализации функции защиты фактически было невозможно или лишено смысла. Проведенный анализ показывает, что в нынешних правовых реалиях адвокату для получения информации гораздо целесообразнее использовать институт обращения граждан (например, направляя запросы от имени доверителя), поскольку юридическая сила обращений граждан, сроки их рассмотрения, ответственность за уклонение от ответа на них такие же, как у адвокатского запроса, а уровень формализованности и ответственность за разглашение информации, доступ к которой ограничен законом, меньше. Полагаем, что реализация наших предложений позволит ввести в законодательство новую редакцию логически последовательных и завершенных норм, регламентирующих адвокатский запрос.

advokatorium.com

Запрос адвоката в государственные органы

Подпунктом 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре установлено право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката. Очень важное и совершенно необходимое для адвоката право, без которого невозможно оказание квалифицированной помощи. К сожалению, на практике положение Закона, обязывающее органы и организации выдавать запрошенные документы, не всегда исполняется ими.
По вопросу неисполнения адвокатских запросов неоднократно отрицательно высказывались различные исследователи данного вопроса, а также представители органов управления адвокатурой. Так, Г.М. Резник в интервью журналу «Адвокат» указал: «провисает» полномочие адвоката запрашивать справки, характеристики и иные документы или их копии от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных и прочих объединений и организаций» . Другие исследователи считают так же, например, В.В. Варфоломеев пишет, что «государственные органы либо отказываются получать адвокатский запрос, либо игнорируют его, либо отвечают, что соответствующая информация может быть предоставлена только по запросу суда, рассматривающего дело» .
Следует признать, что в некоторых случаях нарушение Закона об адвокатуре, а именно непредоставление адвокату интересующей информации, в конечном итоге приводит к тому, что нарушается конституционное право граждан на получение квалифицированной помощи.
Неисполнение адвокатского запроса обусловлено двумя основными причинами.
Первая причина состоит в неопределенности порядка предоставления сведений.
Напомню, что в подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре указано, что сведения предоставляются в «порядке, установленном законодательством». На мой взгляд, возникает правовая неопределенность в том, какой «порядок предоставления» должен быть непосредственно использован при исполнении адвокатского запроса.
Рискну предположить, что в случаях, если информация является открытой, в отношении запросов адвоката действует (распространяется) общий порядок предоставления сведений для граждан. Данный вывод основан на положении ст. 12 Федерального закона «Об информации, информатизации и защите информации» (далее — Закон об информации), которая наделяет равными правами граждан и организации на доступ к информации, имеющей открытый характер. Следовательно, никакого специального порядка для получения открытой информации по сравнению как со своими доверителями или государственными органами у адвоката нет, поскольку нет ограничений в получении такой информации в общем порядке.
Что касается информации с ограниченным доступом, то, согласно п. 2 ст. 10 Закона об информации, обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Так, федеральными законами устанавливаются ограничение по доступу к коммерческой тайне, служебной, банковской, врачебной и иным тайнам, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также ответственность за ее разглашение.
Порядок и основания предоставления информации, имеющей конфиденциальный статус, законодательно урегулирован в большей степени. Однако при этом специальными законами адвокат не отнесен к субъектам, имеющим право затребовать такую информацию. Например, согласно ст. 857 ГК РФ сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом. Похожая норма содержится в ст. 61 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан , которая устанавливает исчерпывающий перечень оснований, при наличии которых предоставляются сведения, составляющие врачебную тайну. В этот перечень входят запросы органов дознания, следствия и суда. Пунктом 1 ст. 6 Федерального закона «О коммерческой тайне» установлено, что информация, составляющая коммерческую тайну, предоставляется по мотивированному требованию органа государственной власти, иного государственного органа, органа местного самоуправления.
Адвокатов же в вышеуказанных нормах, устанавливающих перечни лиц, имеющих доступ к конфиденциальной информации, нет. Соответственно, и порядок предоставления сведений, предусмотренный для предоставления уполномоченным органам, на адвокатов не распространяется. В данной связи следует отметить, что, например, налоговые органы со ссылкой на ст. 102 НК РФ прямо указывают, что, «поскольку порядок предоставления сведений, относящихся к налоговой тайне, не установлен, а также не установлена обязанность налоговых органов предоставлять сведения, относящиеся к налоговой тайне, налоговые органы не имеют оснований для предоставления запрашиваемых сведений» .
Таким образом, вышеназванными специальными законами не только не установлен порядок предоставления конфиденциальной информации непосредственно адвокату, но и более того — поскольку перечни лиц, имеющих доступ к конфиденциальной информации, являются закрытыми, то отсутствие в них адвокатов однозначно свидетельствует о том, что данная информация по адвокатскому запросу не предоставляется в силу закона.
Из приведенного краткого анализа следует вывод, что отсылочная конструкция подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре приводит к тому, что, используя «порядок, установленный законодательством», правоприменитель в подавляющем большинстве случает «находит» не сам порядок, а лишь основания для отказа адвокату в предоставлении сведений.
Поскольку выдача адвокату каких-либо сведений нигде прямо не предусмотрена, то на практике адвокаты вынуждены получать интересующую информацию на иных основаниях и, соответственно, в другом порядке, а именно обращаться от имени своего доверителя, если ему (доверителю) должны быть предоставлены указанные сведения. При этом следует учитывать, что большинство организаций и государственных органов в обязательном порядке требуют подтвердить полномочия представительства — представить доверенность. Данные заявления ни по форме, ни по основаниям их подачи адвокатскими запросами уже не являются, поскольку субъектом, запрашивающим информацию, является сам доверитель.
Второй причиной, способствующей неисполнению адвокатских запросов, является отсутствие соответствующей ответственности за неисполнение адвокатских запросов.
Следует согласиться с Л.Н. Бардиным, который указывает, что «обязанность какого-либо субъекта, не подкрепленная законодательно конкретной ответственностью за невыполнение этой обязанности, остается юридически всего лишь декларацией. Что и происходит сейчас с адвокатскими запросами» .
———————————

Попыткой «заставить заработать» подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре являлось внесение в него изменений , которыми еще около трех лет назад был установлен срок для исполнения запроса: «Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии не позднее чем в месячный срок со дня получения запроса адвоката». Некоторые исследователи, например Е.Э. Макушина , В.В. Варфоломеев , считают, что срок для ответа на запрос адвоката, предусматриваемый подп. 1 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, должен быть более коротким, чем один месяц. Вместе с тем следует подчеркнуть, что для обязанности выполнения требований закона срок не показатель, пока нет реальной ответственности за неисполнение закона.
Напомню, что, например, ст. 19.7 КоАП предусматривает административную ответственность за непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных ст. ст. 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 КоАП РФ.
Ответственность же за неисполнение адвокатского запроса законом не предусмотрена. В таких условиях запросы государственных органов выполняются, а адвокатские зачастую игнорируются. Действительно, в связи с этим, возможно, возникла необходимость пересмотреть существующее административное законодательство Российской Федерации в данной части. Только тогда у адвокатов появится рычаг воздействия, направленный на побуждение выполнения их запросов. Как отмечает В.Г. Гусев, «установление административной ответственности. служит достаточно надежным средством, обеспечивающим действенность норм закона о полномочиях» . Вместе с тем подвергну сомнению высказанную им же позицию о необходимости ввести в КоАП РФ ст. 19.26 «Непредставление сведений (информации) и документов по запросу адвоката». Также, на мой взгляд, нельзя признать обоснованным мнение Ю.К. Цымбал и некоторых других адвокатов, считающих, что «адвокат должен быть включен в перечень лиц, за непредставление информации которым согласно ст. 19.7 КоАП РФ наступает административная ответственность».
———————————
Действительно, как и предусматривает конструкция нормы ст. 19.7 КоАП РФ, предоставление сведений запрашивающему субъекту (адвокату) предусмотрено законом, а предоставление сведений необходимо для осуществления законной деятельности. И в этой связи введение адвоката в число лиц, непредставление информации которым влечет ответственность по ст. 19.7 КоАП, выглядит на первый взгляд действительно логичным. Однако напомню, что сама глава 19 КоАП РФ содержит «административные нарушения против порядка управления». Как известно, адвокатура не относится к органам государственной власти (п. 1 ст. 3 Закона об адвокатуре), а следовательно, государственного управления не осуществляет. Таким образом, включение адвоката в ст. 19.7 либо введение иной подобной нормы в главу 19 КоАП РФ является необоснованным по причине несовпадения объекта, подлежащего защите.
Поэтому предложу рассмотреть возможность дополнения аналогичной по конструкции нормой главы 13 КоАП, которая включает в себя административные правонарушения в области связи и информации, а именно предусмотреть ответственность за уклонение от предоставления сведений, т.е. за неисполнение адвокатского запроса.
В этой связи считаю обоснованным законодательную инициативу Законодательного Собрания Красноярского края (проект N 343816-4), которое внесло в Государственную Думу проект изменений в ст. 6 Закона об адвокатуре, которым предлагается внести в подп. 1 п. 3 указанной статьи следующие изменения:
— слова «не позднее чем в месячный срок» заменить словами «в срок не более семи дней»;
— дополнить предложением «Неисполнение требования адвоката о представлении запрашиваемых им сведений влечет ответственность, установленную законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях».
Вполне очевидно, что внесение вышеназванных изменений в ст. 6 Закона об адвокатуре потребует внесения изменений и в КоАП РФ.
Обобщая все вышеизложенное, можно сказать, что в настоящее время в России отсутствует надлежащая реализация предоставленного адвокатам полномочия «собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций». Адвокатские запросы нередко не исполняются, и что более важно, для их исполнения отсутствуют необходимые законодательные предпосылки — соответствующее законодательное регулирование.
Также можно выделить две основные причины, которые мешают реализации полномочия собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи: во-первых, законодательно не определен порядок предоставления сведений по запросу адвоката, а во-вторых, в настоящее время отсутствует какая-либо ответственность за неисполнение адвокатских запросов. Исправление данной ситуации, повышение эффективности использования полномочий адвоката, совершенствование правовых основ деятельности адвокатуры России возможно лишь при условии принятия изменений и уточнений в названные выше законодательные акты.

www.advokat-shishuk.ru

Образец ответ на адвокатский запрос

Адвокатский запрос пример

В связи с рассмотрением гражданского дела в ___________________ районном суде г. ____________, прошу предоставить следующие сведения: наличие/отсутствие информации об _____________________________________.
Одновременно напоминаю, что в соответствии с п.п.

1 п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. N 63-Ф3 адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций.

Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии в установленный законом срок со дня получения запроса адвоката.

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные объединения и иные организации, которым направлен адвокатский запрос, должны дать на него ответ в письменной форме в тридцатидневный срок со дня его получения. В случаях, требующих дополнительного времени на сбор и предоставление запрашиваемых сведений, указанный срок может быть продлен, но не более чем на тридцать дней, при этом адвокату, направившему адвокатский запрос, направляется уведомление о продлении срока рассмотрения адвокатского запроса.

Приказ Министерства юстиции РФ от 14 декабря 2018 г

4011, № 50, ст. 6233; 2008, № 30 (ч. 2), ст. 3616; 2011, № 29, ст.

4291, № 48, ст. 6727; 2013, № 27, ст. 3477; 2015, № 29 (ч. 1), ст. 4394; 2018, № 23, ст. 3284) (далее — Федеральный закон).

11) фамилию, имя, отчество (при наличии) физического лица или полное (сокращенное) наименование юридического лица, в чьих интересах действует адвокат.

Ответ на запрос адвоката

Образец адвокатского запроса

В связи с заключением Соглашения об оказании юридической помощи №___ от _____ (дата), руководствуясь п.1 ст. 6.1 Федерального закона от 31.05.2002 г.

№63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в целях оказания квалифицированной юридической помощи (подозреваемому, истцу, ответчику фамилия, имя, отчество или полное наименование юридического лица) по делу № ___ (конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делу об административном правонарушении) в таком то суде (указывается наименование суда) прошу для приобщения к материалам указанного дела предоставить _____ (запрашиваемые сведения, справку, характеристику и т.д.)

Предупреждаю: В соответствии со ст.5.39 КоАП РФ неправомерный отказ в предоставлении гражданину, в том числе адвокату в связи с поступившим от него адвокатским запросом, и (или) организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление либо предоставление заведомо недостоверной информации — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от 1000 до 3000 рублей.

3 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», согласно которому адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций.

Как составить адвокатский запрос

Закон дает определение адвокатскому запросу: это официальное обращение адвоката в органы государственной власти, местного самоуправления, общественные объединения и иных организаций с запросом о предоставлении справок, характеристик и прочих документов, которые необходимы адвокату для оказания квалифицированной юридической помощи.

Адвокатский запрос в электронном виде нужно подписать квалифицированной электронной подписью. Требования к нему те же, что и к другим документам, которые направляются в электронном виде с использованием квалифицированной электронной подписи.

myeconomist.ru