Правила дордв

Нина Дорда: Легкой смерти бы мне – об одном бога прошу

Певица Нина Дорда рассказала об изменах больному мужу, объяснила, почему не стала матерью, и раскрыла секрет долголетия.

Сама Екатерина Фурцева, министр культуры СССР, плакала, как ребенок. Режиссер Владимир Меньшов считал певицу эталоном эстрадной звезды. До сегодняшнего дня о ней было известно только из скупых строчек биографических заметок. Впервые 90-летняя певица откровенно рассказала о том, как двадцать лет ее муж боролся за жизнь, а Дорда в это время бегала на свидания к иностранцу, почему она так и не услышала заветное «мама» и что не хотела бы повторить жизнь на бис.

Когда началась Великая Отечественная война, Нине было 17 лет. Она окончила Центральную музыкальную школу при Московской консерватории. Ее отец погиб на фронте, она с мамой и сестрой долгое время жили в эвакуации в Саратове. В 1945 году семья Дорды переехала в Москву и Нину приняли в Центральный дом культуры железнодорожников, где она пела в оркестре под управлением легендарного дирижера, автора «Марша Буденного» Дмитрия Покрасса. На волне Победы у Нины вспыхнули чувства.

– Влюбилась я в одного пианиста, он как раз только с фронта вернулся. Ему было за 40, а мне только 20. Ну в общем по глупости поженились, но вместе не жили. Спустя год развелись. Позже поняли, что никакой любви и не было, нам все это казалось. От ошибок не застрахован никто.

Екатерина Фурцева / ТАСС

В послевоенные годы найти применение людям творческих профессий было непросто. Надо было восстанавливать страну во всех смыслах, но культурный аспект уступал, к примеру, экономическому.

– В то время работы для эстрадных артистов, особенно молодых, не было. Поэтому я по вечерам с оркестром выступала в ресторане «Москва». Там собиралась элитная публика.

– Как раз этот период вашей жизни нашел отражение в сериале «Московская сага». Ваш прототип сыграла Кристина Орбакайте. Как оцениваете ее работу?

– К нам в ресторан приходили многие известные люди, среди них был писатель Василий Аксенов. Видимо, я произвела на него яркое впечатление, и он решил обо мне написать в романе. Лично мы знакомы не были, и об этом произведении я знать не знала. Сериал видела не полностью, но те сцены, которые попались на глаза, поразили.

Вот, к примеру, Орбакайте поет, а потом спускается к зрителям. Да где такое видано, чтобы артистка эстрадного оркестра моталась среди посетителей ресторана и столиков. Нам запрещено было спускаться к зрителям! Все было намного строже, чем это показали в «Московской саге». Жаль, что не смогли передать дух нашей молодости.

Кристина Орбакайте / orbakaite.ru

С рестораном «Москва» у Нины Ильиничны связано многое. Там произошла ее первая встреча с будущим супругом.

– В 1948 году пришел к нам в оркестр новый дирижер и пианист Михаил Липский. Вначале хотел от меня избавиться, он не такую молодую артистку видел в своем коллективе. Но мы вскоре подружились. У нас не было феерических взлетов чувств, все шло ровно и мирно. До замужества 5 лет встречались, не расписывались потому, что негде было жить. Позже я купила двухкомнатную квартиру в центре Москвы. Когда появилось жилье, решили узаконить наши отношения. Свадьбы конечно же не было, тогда такое было не принято. Со временем в «Москонцерте» мне дали собственный оркестр, с которым я ездила на гастроли. Взяла Мишу туда пианистом, и мы стали колесить по стране.

– Не уставали друг от друга? И на работе вместе, и дома.

– Нет, главное, что у нас были любовь и уважение, мы нуждались друг в друге не только как муж и жена, но еще и профессионально. Много значит, когда пару объединяет общий интерес. Жили достойно, зарабатывали тоже. За сольный номер на концерте сначала получала 10 рублей, потом – 13, мужу давали 7. Выступлений у меня было много, поэтому в месяц выходило около 500 рублей, а у Миши – 300. По тем временам это очень хорошие деньги, так что нам хватало.

Семейную идиллию спустя 10 лет брака разрушил приговор врачей: у мужа Нины Дорды обнаружили неизлечимый недуг – болезнь Паркинсона.

– Первое время Миша сам справлялся, заболевание развивалось медленно. Ему постепенно становилось хуже и хуже, я не могла за ним ухаживать, нужно было работать. Наняла ему сиделку, а себе в оркестр взяла нового молодого одаренного пианиста Евгения Семенова.

Нина Дорда / Александр Ярошенко / «Российская газета»

– Как раз в этот период жизни вы влюбились в иностранца?

– Это не самый яркий роман в моей жизни, но было такое. Югославский коммунист однажды зашел в ресторан «Москва» – увидев его, поняла: прям мужское совершенство, глаз не оторвать. Закрутился роман, а в то время Сталин был у власти, нельзя было с иностранцами общаться. А за ним НКВД следил постоянно. В общем, шифровались мы как могли, да и я замужняя женщина, хотя Миша в то время уже тяжело болел. Но муж так и не узнал о моем романе с иностранцем. Не помню, когда Миша умер. – Кажется, защитные механизмы психики певицы не дают ей погрузиться снова в мир переживаний и блокируют память. – Но было это примерно лет 15 назад. Он похоронен в Москве, на его могиле я была последний раз летом прошлого года. Как только есть возможность, сразу его навещаю.

Нина Дорда и Михаил Липский прожили вместе 30 лет. Они были так увлечены любимым делом, что даже подумать о детях некогда было.

– Сначала жить было негде, думала, еще успею. Потом купила квартиру, но было много работы, мы с мужем вечно в разъездах на гастролях. Кто бы за ребенком смотрел?! Я не хотела, чтобы его няня воспитывала, а с собой таскать малыша – не дело. У меня была работа на первом месте, а Миша на детях не настаивал, у него они были от первого брака. Сейчас бывает иногда грустно, но что уж жалеть, былого не вернешь. Благо у меня есть двоюродные племянники, они не забывают обо мне, помогают во всем.

Последние 20 лет Нина Дорда не поет и не выходит на сцену. В одном из интервью она обмолвилась: «Нам на смену пришли Пугачева и Ротару».

– Достойная смена? – интересуюсь я у Дорды.

– Думаю, вполне. Песни Аллы мне всегда нравились, да и она сама очень яркая. Пугачева и Ротару занимают такое серьезное положение на эстраде – это значит, люди их очень любят. В данном случае я признаю их первенство.

А когда-то все признавали первенство и невероятную популярность Нины Ильиничны. Она выступала на самых престижных концертных площадках мира. Ее гастрольный тур по городам СССР был расписан на месяцы вперед, но не только советские граждане любили ее песни. Дорда была в числе немногих певиц того времени, которым было позволено выезжать за границу. Артистка выступала в Японии, Румынии, Польше, Германии.

Свою душу Нина Дорда отдала музыке, оттого все ее песни были так горячо любимы народом, а пластинки с ее хитами продавались на каждом углу. «Мой Вася», «Ну что тебе сказать про Сахалин», «Нет тебя чудесней» напевали в каждой деревне. Именно она раньше пела популярную до сих пор, но уже в исполнении Евгения Осина, композицию Ады Якушевой «Плачет девочка в автомате». Несмотря на то, что Нина Ильинична русских народных песен не исполняла и звания народной артистки РФ до сих пор не имеет, она стала горячо любимой всеми. В каждом регионе ее ждали как родную. Даже Екатерина Фурцева, министр культуры Советского Союза, известная своим жестким характером, плакала, как ребенок, под песни Дорды.

– Мы познакомились с ней в 1970 году в Японии. Я поехала туда в составе советской делегации на выставку ЭКСПО-70. Вечером мне сказали, что нужно будет спеть в ресторане лично для Екатерины Алексеевны. Долго думала, что выбрать для нее из своего репертуара. Решила исполнить лирическую песню «Что ты жадно глядишь на дорогу. » и увидела, что у Фурцевой навернулись слезы на глаза. На следующий день она взяла меня с собой в другой японский город, где в это время выступали солисты Большого театра. Потом Екатерина Алексеевна уехала в Москву.Дирекция советского павильона в Японии написала официальное письмо Фурцевой с просьбой представить меня к очередному званию за выдающуюся работу на выставке. Я узнала об этом и уговорила их отдать письмо мне. Перед этим заверила, что непременно отнесу его Фурцевой, а сама дома храню по сей день. Не захотела я ни о чем просить, неэтично так поступать.

– Помните свой последний концерт?

– Я пела на сцене больше полувека. 42 года была в штате «Москонцерта», пока не пришло новое руководство и не попросило написать заявление по собственному. Как они мне объяснили, хотят дать дорогу молодым исполнителям. Ушла из «Москонцерта» и все равно продолжала выступать, но уже на частных концертах. Когда именно было последнее выступление, уже и не вспомню.

Нина Дорда / из книги «Нина Дорда. Судьба на бис»

– Когда поняли, что хотите уйти со сцены навсегда?

– Для этого есть зеркало и внутренняя критика. Мне тогда было лет 70, и я поняла, что перестала себя устраивать, вот тогда и пошла на пенсию. Кстати, не жалуюсь, ее мне на все нужды хватает. Квартира у меня хорошая, в общем, я обеспечена всем, что необходимо. Вот только чувствую себя неважно: иногда давление скачет, ноги болят, колени будто крутит, поэтому на улицу не выхожу, бывает, очень редко прогуляюсь, и то только в теплое время года. Скорую за всю жизнь раза два вызывала, острых приступов пока, слава Богу, нет. Лечат меня врачи частной клиники, на это денег хватает.

– На ваш взгляд, в чем секрет долголетия?

– Я никогда не курила и не пила, не завидовала людям. Надо жить с добрым, открытым сердцем, помогать людям. Тогда все беды можно преодолеть. Честно вам признаюсь: смерти совсем не боюсь, прошу Бога только об одном: избавить меня от тяжелой болезни и дать мне легкую смерть. Страшно стать обузой своим родственникам, переживаю, что наступит такой день, когда не смогу сама за собой ухаживать. Оглядываюсь на прожитые годы и понимаю, что не хочу свою жизнь прожить заново, повторить на бис. Концерт окончен.

sobesednik.ru

Свадьба отменяется. Смотрины

в удобном приложении MyBook

Вера Чиркова
Свадьба отменяется. Книга первая. Смотрины

Иллюстрация на переплете А. Дубовика

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

– Никогда больше даже не начинай об этом разговор!

– А я пока и начатый не закончил, – со спокойной ехидцей констатировал крепкий моложавый мужчина с едва тронутыми первой изморозью седины висками и, небрежно дёрнув шнур звонка, негромко приказал: – Чаю!

Из соседней комнаты ловко просочился доверенный секретарь с серебряным подносиком, на котором исходили душистым паром две чашечки тончайшего богнисского фарфора, неслышно заменил остывший напиток и так же молча выскользнул прочь.

– Зато закончил я. И не собираюсь в сотый раз говорить тебе «нет!» – с непреклонной решимостью отрезал его собеседник, резко отодвигая чашку с нетронутым напитком.

Ему было на вид не больше двадцати семи, совсем юный возраст по меркам мира, где и в сто пятьдесят мужчина вполне может уговорить жёнушку на малыша, однако твёрдо сжатые красиво очерченные губы и холодный взгляд тёмно-серых глаз выдавали окончательно сложившийся характер самостоятельного мужчины.

– Значит, собираешься сказать «да»?! – подловил племянника Багрант.

Вернее, его величество Багрант Теорид Кайгарский.

– Дядя, – голос племянника стал ледяным и бесцветным, – тебе вовсе не к лицу вести себя как шуту на празднике весны. Кроме того, ты, кажется, забыл, что мой отец никогда не одобрил бы таких методов. А ведь именно ты клялся ему никогда и ни к чему меня не принуждать!

– Дорд, – устало пробормотал король, разом теряя наигранное оживление, – судя по тому, что ты осмелился упрекнуть меня данным твоему отцу обещанием, я действительно разозлил тебя до крайности. И потому прошу прощения… но лишь за желание договориться по-хорошему. Видят боги… не хотелось выливать на тебя всю ту грязь, в которой по долгу своего положения приходится копаться мне. Вон там на столе, в шкатулке маленький ключик… открой мой сейф и возьми верхнюю связку свитков. Читать можешь тут… Я пойду, навещу своих питомцев. Через час вернусь, и мы договорим.

Багрант Теорид неспешно допил чай, не обращая внимания на настороженный взгляд племянника, легко поднялся с кресла и вышел через балконную дверь, широко распахнутую по причине необыкновенно погожего денька.

Дорданд проводил его задумчивым взглядом прищуренных глаз и нехотя встал. Он чувствовал, что ничего хорошего в дядиных свитках не увидит. Тогда к чему торопиться? Неприятности нужно держать от себя подальше, столько, сколько возможно. Тем более эту дурацкую свадьбу, придуманную его величеством. У него в жизни и так хватает ограничений… Зачем ему ещё одно?

Обнаружить свитки, про которые говорил дядя, оказалось довольно легко, кроме них в маленьком сейфе лежала лишь пара роскошно оформленных фолиантов. Один с законами Эквитании, второй содержал правила придворного этикета, выучить которые у дяди никогда не хватало терпения, вот и держал том под рукой.

Дорд вернулся на место и не спеша развязал стягивающий свитки шнурок, потом взял в одну руку первый свиток, в другую – чашку со слегка остывшим чаем: пить слишком горячее он никогда не любил. И не столько потому, что герцог считал это очень вредным для здоровья, сколько от решимости характера, торопящего проглотить любой напиток махом. А вот с крутым кипятком такое не проходило, и Дорду не раз случалось обжигать язык, пока не взял за правило давать чаю немного остыть.

Однако первые же строки доносов, написанные сухим, официальным языком, каким пишут рапорты только шпионы и военные, заставили герцога сначала забыть про чай, а потом и вовсе отставить чашку в сторону. Прочитанное было достаточно неожиданно и серьёзно, чтобы отбить всякий аппетит на несколько дней. Юный герцог до этого даже не подозревал, что начались свалившиеся на него неприятности вовсе не сейчас, а почти тридцать лет назад. В тот самый день, когда его отец одновременно разорвал помолвку с принцессой соседнего Имганта и отказался от трона в пользу младшего брата, оставив за собой лишь небольшое Анримское герцогство, расположенное под самыми горами и не имевшее для соседних стран никакого стратегического значения.

И проделал это лишь ради женитьбы на девушке недостаточно знатного для короля происхождения и совершенно невыгодного для королевства положения. Попросту на дочери одного из тех обедневших аристократов, которых так любят звать на торжественные семейные мероприятия купцы и которым они же так не любят давать в долг. Впрочем, потеря королевского трона никогда не удручала Дорданда, он ещё лет в тринадцать сообразил, как повернулись бы события, если бы отец женился на другой женщине, и не весной, а осенью, как намечалось ранее. Судя по утверждению учителя биологии, в таком случае его самого и на свете никогда бы не было, и за этот дар Дорд простил отцу измену статуса. К тому же обязанностей и обязательств и у герцога хватало: временами он с удовольствием поменялся бы местами с Эртрайтом, своим двоюродным братом, бывшим лишь на три года его моложе и в неисчислимое количество раз беднее. И потому не имевшего абсолютно никаких обязанностей.

Что, впрочем, совершенно не мешало парню быть настолько открытым и обаятельным, что его любили абсолютно всё: от добродушных кухарок до слегка сумасбродного и рассеянного старичка магистра. Нашедшего, кстати, в Эртрайте какие-то способности и пытавшегося заставить герцогского кузена и бессменного участника всех его детских шалостей серьёзно учиться магии.

И всё в их жизни было замечательно… до сегодняшнего дня… вернее, до середины лета, ведь именно тогда король впервые заикнулся о необходимости женитьбы. Как Дорданд теперь понимает, именно тогда дядя получил первый из доносов, потому и начал теперь эти осторожные и бесполезные пока уговоры. Оказывается, Имгант не оставил надежд на объединение с Эквитанией и теперь настойчиво предлагал королю Багранту Теориду Кайгарскому двойной союз. Недавно отпраздновавшая совершеннолетие принцесса Имганта предназначалась Дорданду, а её брат и наследник предлагал свою мозолистую руку заядлого охотника и дуэлянта юной Онгелии – старшей из дочерей Багранта, но не старшей из его детей.

И если эти свадьбы состоятся, то за жизнь и здоровье наследника Эквитании никто из подданных Багранта не даст и потертого медяка.

Неудивительно, что дядя так забеспокоился. Впрочем, он вовсе не заставлял Дорданда немедленно жениться на принцессе Имганта – как раз наоборот, предлагал выбрать невесту из любой другой страны, тогда и помолвка Онгелии может со временем расстроиться. В конце концов, ей пока всего четырнадцать.

И всё же самое неприятное было вовсе не в этом. Оказывается, королева Имганта вместе с советниками и магами опутали Эквитанию целой сетью интриг и сумели внедрить своих агентов не только в штаб армии и полицейское управление. Всего несколько дней назад был пойман на горячем секретарь одного из ближайших советников Багранта.

– Прочёл? – И почему герцогу показалось, будто дядя пришёл слишком рано?

– А ты… не мог бы немного потянуть время? – даже не надеясь на положительный ответ, осторожно намекнул Дорд.

– И так уже больше года тяну… сам знаешь, насколько мы от них зависим. Все торговые пути на север и восток идут через Имгант, гильдия купцов уже жалуется… что снова повышена плата за проезд через мосты и городские ворота.

– Но если я женюсь… заметь, это только предположение, – сразу предупредил герцог, – не начнут ли люди Хисланда охотиться за моей семьёй? Насколько мне известно, именно советник рьяно помогает Аннигелл расширять границы королевства.

– Я тут внимательно изучил этикет и законы Имганта, после свадьбы ты станешь им неинтересен – имгантские принцы и принцессы не имеют права жениться или выходить замуж за вдовцов. Этот закон, которым когда-то успешно воспользовался твой отец, сработает и с тобой. И не смотри на меня как на зверя, ты даже не представляешь, какую кропотливую подготовительную работу провели мои люди. Все кандидатки как одна красивы, молоды и образованны… тебе остаётся только выбрать.

– А принцесса Имганта… вернее, её матушка, не догадаются о наших намерениях? Или ты надеешься, что тебе удастся провести это мероприятие втайне от их шпионов?

– Вот это и есть самое плохое… о чём я тебе пока не сказал. Разумеется, мы не смогли обойти их разведку и получили письменную просьбу королевы почти сразу, как только определили место для смотрин.

– Смотрин? – Тренированная выдержка на миг изменила герцогу. – Каких ещё смотрин, дядя?

– Успокойся… так я условно называю мероприятие знакомства с принцессами и девушками знатных родов. Внешне всё очень благопристойно: ты отправишься в обычную осеннюю поездку на воды… лекари найдут, от чего тебя поить арзамом. – Теперь, когда несговорчивость племянника поколебалась, его величество готов был проявить необычайные для него терпение и кротость. – Ты будешь жить в моем дворце и устраивать вечера и балы… чтобы не скучать. Можешь взять с собой несколько холостых друзей. Только предупреди о необходимости вести себя достойно. Как ни печально, принцесса Имганта тоже приедет… в письме сказано, что лекари настоятельно рекомендуют ей именно наши воды. Но дворец ей предоставят в другом конце Дивноводска, поэтому встречаться вы будете только на званых обедах. Это всё, что я пока смог сделать. Зато за время твоего отсутствия я постараюсь разобраться с основными проблемами… не хочу ничего заранее обещать, но всё возможно.

Клетку пытается позолотить, насмешливо фыркнул герцог, легче всего пообещать, будто выбор невесты – всего лишь отвлекающий манёвр. А потом развести руками: мол, ничего нельзя было поделать. Впрочем, он и сам не беззубый щенок и постарается это доказать нахальным претенденткам на его руку и свободу. Главное тут, безусловно, свобода. Руку он может на ночку одолжить любой из этих девиц, вместе со всем остальным, разумеется.

– Сколько у меня времени в запасе? – не тратя напрасно слов на многозначительные, но пустые рассуждения, напрямик спросил Дорд.

– Почти неделя. Принцессы и знатные девицы, желающие отведать дивных вод, начнут прибывать к первым числам десятой луны.

– Маловато… – недовольно пробурчал герцог и едва заметно усмехнулся пришедшей ему в голову мысли. – Впрочем, дороги осенью обычно непредсказуемы… стало быть, я успею съездить домой. Пойду скажу… пусть оседлают Грома.

– Его уже оседлали. – Вызванный звонком секретарь, как обычно, бесшумно возник на пороге. – А ваш камердинер собрал сумки. Карета и охрана тоже готовы.

«Ну, дядя! – искренне восхитился Дорд. – Всё предусмотрел. И раз в моём согласии тоже был заранее уверен, зачем устраивал этот спектакль?»

– Лошадей распрячь нетрудно, – ответил на незаданный вопрос догадливый король, – а в том, что ты захочешь навестить свой замок и прихватить с собой Эртрайта и магистра Гизелиуса, я как-то не сомневался.

Высокие башни Анримского замка показались только из-за последнего поворота, и сердце Дорда сразу забилось сильнее. Он искренне любил свой дом, любил дикие скалы, между которых нёсся бешеный ледяной Бирог, любил засыпать и просыпаться под непрекращающийся шум водопада, над которым был переброшен пролет бревенчатого подъёмного моста. Единственная дорога вела в замок именно по нему, и отец обычно шутил, что достаточно поднять мост, и никто никогда не сумеет захватить Анрим. И это была именно шутка, потому как захватывать Анрим никто и не собирался.

Дорданд вообще лишь в последнее время начал догадываться, за какие достоинства отец выбрал из всех королевских имений это герцогство. Да просто на него не стал бы покушаться ни один безумец. Затратить неимоверные усилия на осаду и получить в почти невероятном случае победы отдалённую от всех стратегических путей и самых доходных местностей каменную громаду не решился бы ни один полководец.

Молодой герцог помнил подслушанный в детстве разговор, когда дядя уговаривал отца принять под своё правление одну из южных, богатых и оживленных областей. Однако герцог Анримский в тот раз отшутился, заявив, что желает спать спокойно и иметь возможность в самом крайнем случае предоставить брату надёжное убежище. Багрант пылко объявил, что такого случая не будет… и юный Дорд был тогда с ним полностью согласен.

А вот теперь всецело осознал правоту отца… и неимоверно сожалел, что никогда уже не будет возможности сказать это, глядя тому прямо в глаза. Ему и матери. Острая боль полоснула по сердцу, и Дорд поторопился отправить ранящие воспоминания как можно дальше… в те неприкосновенные уголки памяти, где каждый хранит самые горькие и обидные моменты, случившиеся в его жизни.

– Ну вот зачем ты так рано вернулся?! – ещё в воротах встретил Дорда нарочито недовольный голос Райта. – Я немного не успел доесть слоеные пирожки с гусятиной.

Но в глазах кузена вперемешку с тревогой мелькала искрометная радость, наполняя сердце герцога теплом. И даже назойливые, тяжелые мысли о предстоящих смотринах отступили, растаяли в сиянии радостных улыбок, встречающих Дорда на каждом шагу. В замке молодого хозяина любили и искренне жалели: шутка ли, в одночасье остаться сиротой!

И хотя вслух старались ничего не говорить, не желая без конца бередить и так кровоточащую рану, зато стремились всячески угодить. Да он и заслуживал, дай боги всякому таких хозяев! Никогда даже голос не повысил, во всех ссорах и жалобах разбирался лично и судил виновных по справедливости, но без жестокости.

Впрочем, и Дорд не представлял, как иначе обращаться с людьми, чьи отцы и матери много лет верно служили ещё его отцу.

m.mybook.ru

О проекте новых орфографических и орфоэпических правил джуьгьури и теории составления словарей

С принятием нового алфавита понадобится формирование и корректировка орфоэпических и орфографических правил джуьгьури.

Освещению практических задач по совершенствованию письменности джуьгьури, теории составления необходимых словарей и созданию системы обучения языку посвящена статья.

Под «орфографией» понимается — система общепринятых правил письма для какого-нибудь языка. Ученые сходятся во мнении, что «Необходимость единой орфографии для всякого народа на высших стадиях его общественного развития не подлежит сомнению», т.к. она устраняет препятствие в общении членов общества.

Такого единодушия нет среди ученых при определении понятия «орфоэпия». Мы подразумеваем под термином «орфоэпия» — раздел фонетики, изучающий правильность произношения слов и ударений в них в соответствии с фонологическим строем языка, физическим и физиологическим аспектами артикуляции (формулировка автора).

Различие в написании одного и того же предложения (или слова) зависит от интонации, с которой это предложение (слово) произносится в устной речи, акцентов, ударения и др. И, наоборот, в зависимости от применения на письме разных знаков препинания, способа и порядка слов в предложении, их написания, изменяется интонация и смысл произносимого. Общность предметов орфографии и орфоэпии в установлении и определении правил этой взаимозависимости.

В современных условиях существования нашего народа создание и соблюдение этих норм послужит единообразию обучения (и самообразования) всех разобщенных групп народа (общин), объединению их вокруг родной речи, богатство и уникальность которой в том, что в неискалеченном виде наш язык сохранил в себе древнее звучание.

Важным для нас выводом ученых об орфографии является то, что она появляется вследствие стремления сделать написанное доступным значительному числу людей на обширной территории. Письмо может объединять даже говорящих на разных, близких друг к другу языках.

Даже для дари — одного из государственных языков Афганистана, близкородственного нашему языку — еще не созданы правила орфоэпии и орфографии. Опережающее их создание для джуьгьури должно заинтересовать людей неравнодушных к нюансам речи, думающих о будущем своего народа.

Учитывая, что большинство горских евреев знакомо с основами орфографии русского языка, при составлении орфографических правил джуьгьури целесообразно использовать огромный опыт русских ученых.

Актуальные правила русской орфографии и пунктуации, утверждены в 1956 году Академией наук СССР, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР. Приглашаю специалистов-филологов и преподавателей к работе над проектом орфографии джуьгьури, предназначенным для преподавания в начальных классах наших национальных школ.

Важным подспорьем для них может служить брошюра учителей-практиков высшей категории О.В. Узоровой и Е.А. Нефёдовой «80 основных правил орфографии и пунктуации русского языка. 1-4 классы» (Москва: АСТ: Астрель, 2016) и множество другой литературы, изданной в последние годы. Цена брошюры в интернет-магазинах от 63 рублей.

Разработанные нашими учителями правила могут быть дополнены в процессе работы над Кратким тематическим словарем, орфоэпическим и Полным словарями джуьгьури.

Благодаря наличию в джуьгьури своих специфических звуков (фонем), язык сохраняет своё истинное оригинальное звучание. Бережное отношение к ним позволяет сохранить отличие нашего языка от других.

Существующая сейчас чехарда звуков не имеет ничего общего с джуьгьури. В проекте нового алфавита предусмотрена замена специфических букв исключающая путаницу, (ДЖ на DZ, ГЬ=H, ГЪ на GH, ГI на “, ХЬ на H’ , Е и Э на Е, звучащую как Ә у Я.М. Агарунова, а ряде случаев на А’).

Ничем не обоснованное принятое раньше графическое изображение этих фонем является одной из причин несовершенства старых алфавитов. Общеизвестно не только то, что идеальных алфавитов не бывает, но и то, что алфавит является основной базой для орфографии. В этом свете предложенный новый алфавит несравненно лучше всех старых.

Из одного словаря в другой кочуют слова слова-уродцы, создавая катастрофическую разницу между разговорной и письменной формами речи. Ничем не обоснованное принятое раньше графическое изображение этих фонем является одной из причин несовершенства старых алфавитов. Написание многих слов джуьгьури следует изменить.

Ответ на вопрос: почему и как это надо сделать, дает орфоэпия. Некоторые примеры предстоящих изменений: ПЕХЬНИ — на PA’X’NI, БЕГЬЕЛИ — BA”ALI, БЭХЬС — BA’H’S, ЭХИР — “AHIR, БЕГЬЕМ — BA”A’M и др. Теперешнее прочтение этих слов только предполагает, а не вынуждает произносить их так, как в живой речи. Нельзя сохранять старое написание этих и других слов, способное убить язык. Не будем продолжать это издевательство над ним.

— Гортанные звуки в словах, где язык сохранил их звучание, подобно тому, как в словах : ма“ани — песня , ми”ид — праздник, “уьш — моча и др., следует обозначать: “аил — ребенок, “асел -мед, “асуьл — благородный, р”им — гной, сa”ат время, биб”ине — щипок, рур”и — жила и др, вставляя (“ ) перед гласной, которая должна звучать гортанно.

— В джуьгьури имеет место смягчение (палатализация) согласных. В новом проекте алфавита графическое изображение некоторых букв, где ранее применялся мягкий знак Ь, искажавший истинное звучание слов, изменено на новое (А’, Г’, Х’…).

Такой способ обозначения предлагается распространить на все случаи палатализации. Особенно это важно в процессе обучения или самостоятельного изучения языка.

— Буква Е кириллического алфавита джуьгьури всегда транслитерируется в E, звучащую как средняя между Е и Э русского алфавита, т.е. как — Ә в алфавите 1929 года.

— Русская буква Ц, включенная в алфавит джуьгьури 1938 года для изображения русской фонемы Ц, транслитерируется как TS (ТС).

— Латинская Х транслитерируется как Х, а не KS (КС).

— В новых правилах надо устранить надуманные правила замены буквы, звучащую в речи как Т, на Д на письме (в некоторых случаях).

Приведение написания всех слов в соответствие с их истинным звучанием будет одной из труднейших задач составителей орфоэпического словаря джуьгьури. Без знания истинного звучания слов в языке эту задачу решить невозможно.

Резюмируя выше сказанное, можно отметить:

1. Создавая основу литературного языка, орфография и орфоэпия устанавливают его нормы, чем достигается единство людей, говорящих на разных диалектах.

2. Существенной поддержкой на пути к этой цели является создание основ орфографии и орфоэпического словаря джуьгьури.

3. После утверждения проекта единого алфавита языка эта задача станет одной из первоочередных.

ИЗ ТЕОРИИ СОСТАВЛЕНИЯ СЛОВАРЕЙ

Одна из аксиом лексикологии гласит, что «ни одно слово (или семантическая единица) никогда не имеет абсолютно одинакового значения в двух различных высказываниях» (см. E.А.Найда «Анализ значения и составление словарей» classes.ru). Так, в зависимости от контекста, меняется смысл выражения с одним и тем же словом: сер — голова, сер гуьрде — начинать, сер келем — кочан капусты и др.

Другая аксиома (см. там же): «в пределах одного языка нет полных синонимов». Поэтому нет объяснения иногда приводимому в словарях целого перечня так называемых «синонимов», каждый из которых имеет свой смысл.

Например: больной — ночогъ, бимор, за”иф… Зачастую авторы-составители (собиратели слов), перечисляя разные варианты перевода, подразумевают, что это «диалектизмы», скрывая тем самым небрежное отношение к языку, неразборчивое его знание. Как еще объяснить предлагаемый нам перевод слова боль — дерд, дорд (Изг.)?

Эти слова имеют различный смысл: 1. — горе, скорбь; 2. — боль (Агар). Наличие различающейся семантики слов проверяется путем словообразования от них, этимологией и др., а объясняется с помощью иллюстрирующих примеров.

Еще одна аксиома: «нет точных соответствий между соотносимыми словами в различных языках». Другими словами: при переводе на др. язык нет точных эквивалентов переводимого слова. Даже в слова: МАТЬ (не в генетическом его смысле — женщина, родившая человека), ДОМ (не как место обитания, ночлегов) и т.д., носители разных культур вкладывают различающиеся понятия, соответствующие традициям и общенациональному культурному уровню своих народов.

Дополненные (по мере работы над Тематическим, орфографическим орфоэпическим и Полным словарями джуьгьури) правила речи и письма надо будет опубликовать массовым тиражом.

Решая стоящие перед нами задачи в изложенной последовательности, мы создадим базу для стройной системы преподавания родной речи в наших национальных школах. Можно будет забыть о хаотичном подходе к этому важному делу. Документом, подтверждающим ход образования учащихся и завершение прохождения ими обучения языку, станет ДОСТУР.

Всё это упирается в отсутствие утвержденного нового единого алфавита джуьгьури.

stmegi.com