Условия удовлетворения виндикационного иска

УСЛОВИЯ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ВИНДИКАЦИОННОГО ИСКА

Волков Антон Вячеславович, консультант юридической клиники ФГОУ ВПО «Государственный университет — УНПК» (г. Орел).

В статье на основе теоретических положений и судебной практики рассматриваются условия удовлетворения виндикационных исков. По мнению автора, из анализа судебной практики можно сделать вывод о том, что факт нарушения порядка одобрения крупной сделки сам по себе не являлся достаточным доказательством совершения сделки без наличия воли юридического лица. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: собственник, добросовестный приобретатель, выбытие имущества, владение собственника, титульный владелец.

Conditions of satisfaction of vindication claim A. V. Volkov

On the basis of theoretical provisions and judicial practice the article considers the conditions of satisfaction of vindication claims. The author believes that on the basis of analysis of judicial practice it is possible to make a conclusion the fact of violation of procedure of approval of large transaction is sufficient evidence that the transaction was executed without will of juridical person. The conclusions made in the article may be used in law-application practice.

Key words: owner, innocent purchaser, physical property mortality, possession of owner, title possessor.

Собственник или иной титульный владелец вправе истребовать свою вещь, обнаруженную им у непосредственного нарушителя его законного владения. Но дело осложняется в тех практически наиболее значимых ситуациях, когда выбывшая из владения собственника вещь впоследствии обнаруживается у иного владельца, который сам приобрел ее у третьих лиц. Поэтому необходимо иметь в виду, что фактический владелец и ответчик, к которому предъявлен виндикационный иск, могут не совпадать в одном лице. В зависимости от характера выбытия каждый из них может быть привлечен к участию в деле в качестве соответчика либо в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика . ——————————— Пункт 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

В ряде случаев лицо приобретает имущество правомерным путем, но права собственника или иного титульного владельца нарушены, так как их имущество отчуждается неуправомоченным лицом. В таких случаях закон связывает возможность виндикации с добросовестностью приобретателя. Приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества, а также в тех случаях, когда сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неуправомоченным отчуждателем . Как правило, не управомоченным на отчуждение является лицо, не обладающее правом собственности на вещь. ——————————— Там же. П. 38.

Добросовестным может быть только приобретатель, получивший имущество от неуправомоченного отчуждателя. Если имущество приобретено от собственника, даже по ничтожной сделке, фигура добросовестного приобретателя отсутствует. Так, Верховный Суд РФ отметил по этому поводу, что исходя из толкования ст. 166, 167 ГК РФ добросовестное приобретение в смысле ст. 302 ГК РФ возможно только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника этого имущества, что в данном случае не имело места (Определение Верховного Суда РФ от 13 ноября 2007 г. N 59-В07-4). Поскольку речь зашла о недобросовестности приобретателя, то следует иметь в виду ряд правил, которые сформулировали высшие судебные инстанции относительно недобросовестных приобретателей. Обстоятельством, которое может свидетельствовать об осведомленности приобретателя имущества от неуправомоченного отчуждателя, является связь, в том числе родственная, отчуждателя с приобретателем. Так, суд учитывает родственные и иные связи между лицами, участвовавшими в заключении сделок, направленных на передачу права собственности, а также совмещение одним лицом должностей в организациях, совершавших такие сделки, а также участие одних и тех же лиц в уставном капитале этих организаций, иные связи между ними . ——————————— Пункт 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения» // Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

Обоснован также подход, при котором обстоятельства, которые должны были вызвать у приобретателя сомнения в отношении права продавца на отчуждение спорного имущества, в том числе явно заниженная цена, могут рассматриваться как обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности приобретателя. Так, ответчик по виндикационному иску должен был знать об отсутствии у лица, продавшего ему спорное имущество, права на его отчуждение, так как согласно представленным истцом доказательствам имущество приобретено ответчиком по цене почти вдвое ниже рыночной . ——————————— Там же. П. 9.

Кроме того, приобретатель не может быть признан добросовестным, если на момент совершения сделки по приобретению имущества право собственности в ЕГРП было зарегистрировано не за отчуждателем или в ЕГРП имелась отметка о судебном споре в отношении этого имущества. В то же время запись в ЕГРП о праве собственности отчуждателя не является бесспорным доказательством добросовестности приобретателя . ——————————— Пункт 38 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

Нельзя считать лицо добросовестным приобретателем, если при приобретении имущества не были соблюдены требования иного, кроме гражданского, законодательства, которые могли бы раскрыть титул отчуждателя. Так, по одному из дел суд признал необоснованным довод ответчика о его добросовестности, так как в ходе рассмотрения дела было установлено, что ответчик, приобретая спорный комбайн без паспорта самоходной машины, действовал вопреки законодательству о государственной регистрации машин и для использования комбайна по прямому назначению должен был потребовать от продавца паспорт самоходной машины в целях последующей государственной регистрации комбайна (Постановление ФАС Уральского округа от 16 мая 2005 г. N Ф09-4317/04-С6). Все указанные выше обстоятельства, которые могли бы говорить о недобросовестности приобретения, не носят исчерпывающего характера. Они определяются судом исходя из обстоятельств конкретного дела. В качестве следующего обстоятельства, с которым закон связывает возможность виндикации, выступает безвозмездность приобретения имущества, в случае которой собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (п. 2 ст. 302 ГК РФ). Общие правила относительно возмездности и безвозмездности договоров содержатся в ст. 423 ГК РФ. Некоторая специфика в определении возмездности при виндикации определена судебными толкованиями высших судебных инстанций. Так, для целей применения п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ приобретатель не считается получившим имущество возмездно, если отчуждатель не получил плату или иное встречное предоставление за передачу спорного имущества к тому моменту, как приобретатель узнал или должен был узнать о неправомерности отчуждения . Другими словами, для применения ст. 302 ГК РФ делается исключение, и возмездным признается не тот договор, по которому встречное предоставление должно перейти, а тот, по которому встречное предоставление уже получено. ——————————— Пункт 37 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

Имущество, внесенное в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества (товарищества), может быть свободно истребовано. Считается, что получение имущества хозяйственным обществом (товариществом) является возмездным приобретением, так как такое лицо получает права участника хозяйственного общества (товарищества). В то же время возмездность приобретения сама по себе не свидетельствует о добросовестности приобретателя . ——————————— Там же. П. 37.

Кроме того, суд обладает специальными средствами, позволяющими прийти к выводу о том, что отсутствие встречного предоставления свидетельствует о безвозмездности. Например, суд может признать договор купли-продажи притворной сделкой, если установит, что оплата фактически не производилась (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 19 января 2006 г. N Ф04-9563/2005(18592-А70-36)). В качестве условия удовлетворения виндикационного иска закон также называет выбытие имущества из владения собственника или иного титульного владельца помимо их воли, в том числе утрату или похищение у них (п. 2 ст. 302 ГК РФ). В доктрине гражданского права существует множество теорий, почему необходимо учитывать волю при виндикации . ——————————— См., напр.: Трепицин И. Н. Переход права собственности на движимые имущества посредством передачи и соглашения. Одесса: ОЮИ, 1903. С. 75 — 79; Ханашевич С. К. Добросовестное приобретение имущества от неуправомоченного лица // СПС «КонсультантПлюс», 2004.

Следует отметить, что перечень случаев выбытия имущества помимо воли лица, указанный в законе, не является закрытым. Поэтому практический интерес составляет выяснение таких «иных случаев». Судебная практика исходит из того, что в п. 1 ст. 302 ГК РФ не конкретизируется перечень ситуаций, когда выбытие имущества считается произошедшим помимо воли собственника, однако по смыслу данной нормы ее действие распространяется на случаи, когда прежний правообладатель не выражал своего волеизъявления на отчуждение имущества, в том числе и когда отчуждение произведено им с пороком воли (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 30 октября 2006 г. N А29-14058/2005-2э). В данном смысле необходимо обратить внимание на недействительные сделки, во исполнение которых передано имущество. Такая сделка сама по себе не свидетельствует о выбытии имущества из владения передавшего его лица помимо его воли . Данное положение основывается на том, что воля как элемент сделки может не иметь пороков, порок может иметь, например, содержание или субъектный состав сделки. ——————————— Пункт 39 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 2010. N 6.

Безусловно, то обстоятельство, что имущество выбыло из владения собственника на основании сделки с пороком воли, может повлиять на разрешение вопроса о виндикации. Но простого перенесения всех сделок с пороками воли в разряд тех событий, которые свидетельствуют о выбытии имущества помимо воли, недостаточно, ведь не каждая сделка с пороком воли лишена воли вовсе. Поэтому судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу во исполнение недействительной сделки . ——————————— Там же. П. 39.

Например, распространено мнение, согласно которому порок воли в сделках, совершенных с целью злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой, выражается в первую очередь в том, что воля представляемого не соответствует волеизъявлению представителя . По одному из дел суд указал, что сделка, совершенная вследствие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, относится к сделкам с пороками воли. В ней имеется лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли. Воля представляемого подменяется волей представителя (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. N А56-21816/02). По смыслу же ст. 302 ГК РФ исследованию подлежит воля в отношениях между представляемым и представителем. Поскольку она выражается надлежаще и порок приобретает позже, надо считать, что имущество первоначально выбывает из владения собственника по его воле. ——————————— Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 2000. С. 103.

Судебная практика исходит из того, что факт нарушения порядка одобрения крупной сделки сам по себе не являлся достаточным доказательством совершения сделки без наличия воли юридического лица (Постановление ФАС Московского округа от 14 ноября 2006 г. по делу N А40-51926/04-134-109). Кроме того, признание недействительным решения совета директоров не может повлиять на результаты виндикационного иска Общества об истребовании акций у законного владельца, поскольку не подтверждает выбытие имущества помимо воли собственника (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 9 марта 2010 г. по делу N А29-6670/2007). Таким образом, когда приобретатель признан добросовестным, собственник или иной титульный владелец не могут истребовать свое имущество. Если имущество выбывает помимо их воли, а равно получено добросовестным приобретателем на безвозмездной основе, то субъекты права на виндикацию вправе истребовать свое имущество во всех случаях. В том случае, когда приобретатель признан недобросовестным, виндикационный иск подлежит удовлетворению независимо от указанных условий.

www.center-bereg.ru

Условия удовлетворения виндикационного иска

Виндикационный иск — это иск невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате имущества из чужого незаконного владения. Этот вид иска направлен на защиту права владения имуществом. В частности, согласно ст. 301 ГК[3] собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения. (Например, иск о возврате незаконно занятого нежилого помещения.)

Для того чтобы виндикационный иск был удовлетворен, истец обязан представить суду определенную совокупность доказательств, которая позволяла бы сделать однозначный вывод, что ответчик обязан вернуть вещь истцу.
Виндикационный иск может быть удовлетворен при наличии следующих условий:

ü Наличие у истца права собственности, либо иного вещного права, либо юридического титула на обладание вещью. Закон устанавливает требования, предъявляемые к основаниям возникновения права собственности (иного юридического титула) на вещь. Этому посвящена глава 14 ГК РФ.

ü Утрата собственником (титульным владельцем) фактического владения вещью. Очевидно, что если вещь находится во владении собственника, то истребовать ее у иного лица он не может.
Практическое значение данное обстоятельство может иметь в тех случаях, когда спор идет о помещениях в здании, принадлежащем на праве собственности истцу.

ü Возможность конкретизировать вещь при помощи индивидуально-определенных признаков из иных однородных вещей.

ü Нахождение вещи в незаконном владении ответчика. В том случае, если ответчик не обладает спорной вещью, то и истребовать ее у него невозможно. Если ответчик обладал вещью, но к моменту предъявления иска вещь выбыла из его владения, в этом случае его процессуальный статус оценивается как статус ненадлежащего ответчика и, соответственно, в отношении него иск удовлетворен быть не может.

Виндикационный иск может быть удовлетворен в зависимости от добросовестности ее приобретения ответчиком. Согласно ст. 302 ГК РФ владелец признается добросовестным, если, «приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. Для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность».

studopedia.info

Виндикационный иск подлежит удовлетворению при наличии одного из следующих условий:

— лицо завладело имуществом путем противозаконных действий;

— лицо приобрело вещь у отчуждателя, не уполномоченного на ее отчуждение, и при этом знало или, по крайней мере, должно было знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение (такой владелец вещи называется недобросовестным приобретателем);

— добросовестное лицо безвозмездно приобрело вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение1(т.е. оно не знало и не должно было знать о незаконном отчуждении вещи) (по договору дарения, в порядке наследования) (ч.2 ст.302 ГК);

— лицо добросовестно и возмездно приобрело имущество, которое выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли2 (неправомерные действия третьих лиц, непреодолимая сила, случай, обязательное предписание государственного органа, военные действия и т.д.) (п.1 ст.302 ГК).

Если же имущество первоначально выбыло у собственника (титульного владельца) по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у добросовестного приобретателя, поскольку последний действовал субъективно безупречно в отличие от самого собственника (титульного владельца) допустившего неосмотрительность в выборе

контрагента1. Собственник (титульный владелец) не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером.

Из правил виндикации имущества установлено одно исключение. В соответствии с ч.3 ст.302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, даже если они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Что касается недобросовестного приобретателя, то у него имущество может быть истребовано собственником (титульным владельцем) во всех случаях без каких-либо ограничений.

Имеется специфика в отношении истребования от добросовестного приобретателя жилого помещения. В соответствии со ст.31. Федерального закона от 21 июля 1997 года

№122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» собственник жилого помещения, который не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, а также добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение, имеет право на разовую компенсацию за счет казны Российской Федерации. Компенсация выплачивается в случае, если по независящим от указанных лиц причинам взыскание по исполнительному документу не производилось в течение одного года со дня начала исчисления срока для предъявления этого документа к исполнению. Размер компенсации исчисляется из суммы, составляющей реальный ущерб, но не может превышать один миллион рублей. Правило о выплате компенсации применяется в случае, если государственная регистрация права собственности

1 В статусе добросовестного приобретателя ничего не меняется, если он впоследствии узнал или должен был узнать о незаконности своего владения.

2 Добросовестным владельцем может быть не только приобретатель, но и третье лицо, которому приобретателем передано спорное имущество по договору найма, хранения, комиссии и т.д., если при этом оно не знало и не должно было знать о неправомерности передачи ему этого имущества.

1 Данная позиция нашла отражение в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 февраля 1998 года №8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права

собственности и других вещных прав». Пленум ВАС РФ указал, что если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущества. Если в такой ситуации собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате имущества, переданного покупателю, и при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано. Если право собственности подлежит государственной регистрации, решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю.

добросовестного приобретателя на жилое помещение была проведена после 1 января 2005 года.

studopedia.ru

Условия удовлетворения виндикационного иска

Условия удовлетворения виндикационного иска. В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например, в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например, лица, купившего ее у неуправомоченного отчуждателя. Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны. Защите чьих интересов следует отдать предпочтение? Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндикационного иска. Прежде всего возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность .

При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т. п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях.

Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях. Нередко указанное правило закона истолковывается в литературе и на практике в том смысле, что вещь может быть изъята собственником у любого безвозмездного приобретателя, например, у одаряемого, к которому вещь поступила от добросовестного возмездного приобретателя, с чем, конечно, нельзя согласиться. По сути дела, такое расширительное толкование закона лишает добросовестных возмездных приобретателей, ставших собственниками имущества, права дарить имущество, передавать его по наследству и т.д., т.е. вводит не основанные на законе ограничения права собственности. Сторонники этой точки зрения не учитывают того, что правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано на случаи, когда отчуждатель не управомочен на отчуждение вещи. Если же сам отчуждатель стал собственником вещи, уже не имеет значения, на каких условиях он передает вещь третьему. Не безупречен и положенный в основу предлагаемого решения принцип распределения материальных убытков. Приводимая обычно ссылка на то, что добросовестный безвозмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи ничего не теряет, весьма относительна, поскольку любое изъятие имущества из владения представляется вполне реальной утратой. Поэтому интересы приобретателя, к которому имущество поступило безвозмездно не от неуправомоченного отчуждателя, а через посредство возмездного добросовестного приобретателя, подлежат юридической защите.

При применении ч. 2 ст. 302 ГК возникает и другой вопрос. Вполне возможна ситуация, когда безвозмездный приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Допустима ли виндикация в этом случае? Буквальное толкование ч. 2 ст. 302 ГК означало бы, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях. Такое толкование, однако, представляется не соответствующим истинному смыслу закона. Добросовестный возмездный приобретатель имущества, прошедшего через руки безвозмездного приобретателя, ничем, по существу, не отличается от добросовестного возмездного приобретателя имущества непосредственно от неуправомоченного отчуждателя. Поэтому следует признать, что ч. 2 ст. 302 ГК применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску.

Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмез-дно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника (титульного владельца). Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев. Важно отметить, что вопреки утверждениям некоторых авторов, действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину. Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована. Иное истолкование закона по существу означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой. Иначе решается данный вопрос тогда, когда имущество выходит из владения собственника по его воле. Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. В данном случае закон защищает интересы добросовестного возмездного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества.

Подобное решение вопроса в литературе нередко объясняют тем, что собственнику можно поставить в вину непродуманный выбор контрагента, которому он решился доверить свое имущество Собственника, однако, далеко не всегда можно упрекнуть в этом плане в какой-либо неосмотрительности. Поэтому предпочтительнее конструкция «наименьшего зла», в соответствии с которой коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости оттого, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен не в его пользу.

Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи. По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель, в случае отобрания у него вещи, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и соответственно имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки. Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь. По этой причине вещь возвращается собственнику, а добросовестному возмездному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца.

Трудно согласиться с В. В. Витрянским в том, что если вещь не может быть истребована у приобретателя по виндикационному иску, то не исключено истребование ее по иску о применении последствий недействительности сделки. Ход рассуждений автора таков: поскольку отчуждатель на отчуждение вещи не был управомочен, сделка по отчуждению вещи недействительна, а потому вещь может быть истребована у того, кто ее приобрел. Эта аргументация сводит на нет правила ст. 302 ГК, согласно которым вещь при наличии предусмотренных в указанной статье условий не может быть истребована у того, кто приобрел ее от неуправомоченного отчуждателя. Приобретатель становится собственником вещи со всеми вытекающими из этого последствиями. Вопрос же о недействительности сделки по отчуждению вещи имеет значение лишь для отношений прежнего собственника с неуправомоченным отчуждателем в части определения меры ответственности последнего перед прежним собственником вещи. В обоснование противоположного мнения едва ли можно опереться на ст. 1103 ГК, которая определяет соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, поскольку в рассматриваемой ситуации в любом из вариантов подхода к ней не идет речи о неосновательном обогащении приобретателя вещи.

Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

Расчеты при возврате имущества. При истребовании имущества из чужого незаконного владения между сторонами нередко возникают споры о судьбе доходов, принесенных вещью за период незаконного владения, и компенсации произведенных на нее расходов. Правила производства таких расчетов закреплены ст. 303 ГК и сводятся к следующему.

Прежде всего закон и здесь проводит различие между добросовестным и недобросовестным владельцами. Недобросовестный владелец обязан возвратить или возместить собственнику все доходы, которые он извлек или должен был извлечь за все время незаконного владения. В отличие от него добросовестный владелец имущества несет подобную обязанность лишь с того момента, когда он узнал о неправомерности своего владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества.

Применяя данную норму, необходимо учитывать два обстоятельства. Во-первых, под «доходами» здесь понимаются не только денежные, но и натуральные доходы, т. е. плоды. Во-вторых, речь в данном случае идет лишь о тех доходах и плодах, которые извлечены или, по крайней мере, должны быть извлечены незаконным владельцем из имущества. Указанное обстоятельство, как и сам размер таких доходов, должны быть обоснованы собственником истребуемой вещи. Доходы, которые владелец теоретически мог, но не должен был извлечь из имущества, например, путем сдачи вещи в аренду, в расчет не принимаются.

В свою очередь, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, вправе требовать от собственника компенсации произведенных им необходимых затрат на имущество с того времени, с какого собственнику причитаются доходы от имущества. Под необходимыми расходами в данном случае понимаются те издержки владельца, которые вызываются необходимостью поддерживать имущество в исправном состоянии, в частности расходы на содержание имущества, производство его текущего и капитального ремонта и т.п.

Указанное правило, на первый взгляд, представляется нелогичным по отношению к недобросовестному владельцу имущества, права которого, казалось бы, не должны охраняться законом. В действительности, оно имеет под собой вполне разумное основание, так как в известной мере предотвращает бесхозяйственное содержание имущества со стороны недобросовестного владельца, т. е. служит в конечном счете интересам собственника имущества. Однако это правило имеет иной изъян, на который обращалось внимание в литературе. Статья 303 ГК не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведенных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собственнику, причитаются доходы от имущества. В этом, разумеется, есть своя логика, так как предполагается, что, по общему правилу, необходимые затраты на имущество покрываются извлеченными из него доходами. Однако совершенно очевидно, что это происходит далеко не всегда. Поэтому добросовестный владелец имущества, понесший издержки по его содержанию и ремонту, но не получивший доходов от имущества, оказывается в худшем положении, чем владелец недобросовестный, которому соответствующая компенсация гарантируется законом. В этой связи следует признать, что пока данный пробел закона не устранен, добросовестный владелец имеет право на иск из неосновательного приобретения или сбережения имущества по ст. 1102 ГК.

Наряду с расчетами по доходам и необходимым расходам закон решает вопрос и о судьбе произведенных владельцем улучшений вещи. Под улучшениями подразумеваются такие затраты на имущество, которые, с одной стороны, не диктуются необходимостью его сохранения, но, с другой стороны, носят обоснованный, полезный характер, так как улучшают эксплуатационные свойства вещи, повышают ее качество, увеличивают стоимость и т.п. В качестве примера таких улучшений можно назвать укомплектование автомобиля чехлами для сидений, установку дополнительных стоп-сигналов, локкеров и т. п.

Судьба улучшений зависит опять-таки от добросовестности незаконного владельца. Когда улучшения произведены добросовестным владельцем, ему предоставляется право либо оставить их за собой, если они могут быть отделены без повреждения вещи, либо потребовать от собственника возмещения произведенных на улучшения затрат в пределах увеличения стоимости вещи, если их отделение от вещи невозможно. По смыслу закона добросовестный владелец имеет право потребовать возмещения затрат на улучшения вещи и в том случае, когда их отделение от вещи возможно, но эти улучшения в случае изъятия вещи не представляют для владельца самостоятельного интереса.

Права недобросовестного владельца на произведенные им улучшения самим законом не определены и выводятся посредством его толкования и применения аналогии. По мнению большинства ученых, недобросовестный владелец вправе оставить за собой отделимые улучшения вещи, но не может требовать компенсации затрат на те улучшения, которые не могут быть отделены от вещи.

От улучшений вещи следует отличать так называемые расходы на роскошь, под которыми обычно понимаются произвольные издержки владельца вещи, связанные, в частности, с ее украшением или оснащением вещи какими-либо дорогостоящими безделушками. В примере с автомобилем такими издержками на роскошь могут считаться, например, расходы на установку декоративных колпаков на колесах, особую раскраску кузова, тонирование стекол и т. п. В отличие от затрат на улучшения, подобные издержки, если отделить соответствующие приращения от вещи невозможно, возмещению не подлежат даже тогда, когда они произведены добросовестным владельцем. Если же их отделение от вещи не грозит последней существенным ухудшением, незаконный владелец имущества, как добросовестный, так и недобросовестный, может сделать это при условии, что собственник не согласится возместить издержки в пределах увеличения стоимости вещи. Следует отметить, что изложенное правило прямо в законе не установлено, но вытекает из его смысла.

Как уже отмечалось, правом на виндикацию имущества наделены не только собственники имущества, но и его ттульные владельцы (ст. 305 ГК). Однако правила о расчетах при возврате вещи из незаконного владения полностью применимы к требованиям лишь тех титульных владельцев, которые имеют самостоятельное право на доходы от переданной в их владение вещи. Например, хранитель вещи, не имеющий, по общему правилу, такого права, не может требовать от незаконного владельца и передачи доходов. Право на них принадлежит самому собственнику имущества, который может предъявить самостоятельное требование.

За произведенное ухудшение имущества незаконный владелец, независимо от добросовестности или недобросовестности, отвечает по общим правилам о деликтной ответственности.

www.bibliotekar.ru