14 что такое мотив преступления

Мотив и цель преступления

Как отмечалось, вина не исчерпывает содержания субъективной стороны состава преступления. Умысел и неосторожность характеризуют психическое отношение лица к совершенным общественно опасным действиям (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям, но они недостаточны для объяснения причин преступного поведения и тех побуждений, которыми оно руководствовалось, совершая преступление. Для этого необходимо установить мотив и цель преступления.

В основе любого человеческого поведения лежат те или иные мотивы, определяя его социальный смысл и целевую направленность. Значение мотива в поведении человека многообразно. Мотив прежде всего играет побудительную роль. Он выступает как источник активности человека, стимул его поведения.

Складывающиеся объективные обстоятельства не определяют однозначно поведение человека. Его поведение, в том числе и общественно опасное, всегда избирательно и целенаправленно. Человек добровольно выбирает поведение, сообразуясь как с внешними условиями и обстоятельствами, так и со своими личными склонностями и намерениями. Важную роль в этом играют особенности мотива противоправного поведения. Мотиву принадлежит смыслообразующее значение. Он помогает уяснить, как человек объясняет свое поведение, с каким обстоятельством связывает совершение преступления и какую цель при этом преследует.

Под мотивом преступления понимается то побуждение, которое сыграло решающую роль в выборе того или иного варианта поведения и в совершении преступного деяния. В основе мотива чаще всего лежат потребности. Помимо потребностей побуждениями к совершению преступления могут быть интересы и склонности. От особенностей мотива зависят сила воли, динамический характер поведения. Решающее значение имеет то, какое место побуждение, лежащее в основе мотива, занимает в структуре личности, насколько это побуждение связано с общей направленностью личности.

Мотив непосредственно связан с целью. Мотив определяет поведение человека не сам по себе, а лишь в связи с целью. Мотив и цель — понятия тесно связанные, но не тождественные. Они по- разному характеризуют волевой процесс, имеющий место при совершении преступного деяния. Мотив отвечает на вопрос, почему человек совершает то или иное действие, цель определяет, к чему человек стремится при совершении преступления.

По содержательной стороне мотивы преступлений весьма разнообразны. С учетом социально-психологического содержания и нравственно- этической оценки можно различать мотивы низменные, являющиеся различными формами проявления эгоизма, и лишенные низменного содержания. Можно выделить и иные виды мотивов преступлений.

Мотив и цель преступления имеют важное уголовно-правовое и криминологическое значение. Они дают возможность прежде всего установить истину по делу. Разные мотивы оказывают неодинаковое влияние на волю и сознание человека, на его эмоциональное состояние и, следовательно, на предвидение им последствий своих действий, на отношение к содеянному. Мотив, будучи непосредственно связан с личностью, ее социально-психологическими особенностями, играет важную роль в индивидуализации уголовной ответственности и наказания, при решении других вопросов уголовного права.

Мотив и цель нередко указываются в числе конструктивных либо квалифицирующих признаков отдельных составов умышленных преступлений (пп. «а», «д», «е», «ж» ч. 2 ст. 111, п. «з» ч. 2 ст. 126, 205, 206 УК и др.).

Мотив и цель совершения преступления

Уголовный закон указывает на то, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина (ч. 1 ст. 5 УК). Вина составляет содержание субъективной стороны любого состава преступления. Вместе с тем правильное установление субъективной стороны преступления немыслимо без изучения и раскрытия мотива и пели его совершения, так как без них невозможно составить полноценное представление о характере процесса, происходящего в сознании субъекта в момент совершения деяния.

Понятие «мотив» происходит от лат. «moveo» — двигать и означает побудительную причину действий человека.

Преступление с точки зрения психологии есть разновидность поведения, деятельности человека. Поэтому уголовно-правовое понятие «мотив преступления» должно опираться на определение мотива, выработанное в общей психологии, а психологи под мотивом понимают факторы активности личности. Однако ничего не изменилось с тех пор, как один из самых известных исследователей мотивов преступлений Б. С. Волков отмечал, что «диалектика взаимоотношений психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста: она выражает соотношение общего и частного, рода и вида». Поэтому следует, не отказываясь от общих психологических признаков, характеризующих в целом мотив повеления человека, более глубоко и детально раскрыть те из них, которые отражают специфику преступного поведения. Кроме того, нельзя забывать, что даже психологи, признающие существование мотива и наделяющие его исходной побудительной функцией активности человека, расходятся во мнении, какие конкретно феномены лежат в его основе. Некоторые из них в качестве мотива признают единственный фактор — потребности, другие не отрицают существования и иных побуждений, а именно эмоций, интереса и т. д.

Для науки уголовного права не имеет принципиального значения, какой психологический феномен лежит в основе мотива совершения деяния, поскольку то, что психологи называют потребностями, интересами, желанием, стремлением, ценностными установками, в процессе квалификации содеянного с легкостью может выступать в качестве мотива преступления. Например, ревность в психологии есть чувство, а для уголовного права в случае совершения убийства на почве ревности она так или иначе является мотивом преступления.

Итак, мотив преступления — это внутренние побуждения к достижению конкретного общественно опасного результата, вызывающие у лица решимость совершить преступление.

Мотивы характерны для всех преступлений, совершаемых с прямым умыслом, их наличие можно усмотреть и при совершении действий (бездействия) с косвенным умыслом. Если же говорить о мотивах при неосторожных преступлениях, то это мотивы общественно опасного поведения, приведшего к преступному результату, а не мотивы заранее предусмотренного, рассчитанного преступления. Применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, неверно говорить о преступных мотивах и целях.

В каждом волевом деянии мотив определяет поведение не сам по себе, а только в соотношении с целью, в связи с теми результатами, к достижению которых стремится лицо, совершая то или иное деяние. Поэтому следующим элементом, который составляет мотивационную сферу, является цель.

Цель преступления — это внутренняя модель желаемого результата, к которому стремится лицо, совершая преступление.

Мотив и цель — тесно связанные, коррелятивные, но не совпадающие ни по объему, ни по содержанию понятия, т. е. их надо отличать друг от друга. Так, мотивом убийства при разбое является корысть, а целью — лишение жизни человека.

Порой цель необоснованно отождествляется с последствиями преступления. Для исключения такого понимания следует иметь в виду, что цель как признак субъективной стороны состава преступления охватывает конечный результат (нередко находящийся за пределами объективной стороны состава преступления), к достижению которого стремится виновный посредством совершения преступления. Цель — это то, к чему стремится виновный, совершая преступление, и ее достижение или недостижение в отличие от общественно опасных последствий на квалификацию содеянного может и не влиять.

Как уже отмечалось, уголовно-правовое значение мотива (мотивов) и цели как признаков субъективной стороны состава преступления достаточно многогранно.

Во-первых, мотив и цель могут выступать в качестве основных признаков состава преступления, когда они указаны в диспозиции конкретной статьи Особенной части УК. При их отсутствии нет состава преступления. Так, дезертирством (ст. 338 УК) можно считать только такое самовольное оставление части или места службы, которое совершается в целях уклонения от прохождения военной службы.

Во-вторых, мотив и цель могут выступать в качестве признаков, наличие которых образует квалифицированный состав преступления. Их присутствие превращает основной состав в квалифицированный. Так, ч. 1 ст. 105 УК предусматривает наказание за убийство без отягчающих или смягчающих обстоятельств, а в п. «и» ч. 2 этой же статьи устанавливается ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

В-третьих, мотив и цель могут являться обстоятельствами, смягчающими или отягчающими наказание. Так, при соблюдении условий, указанных в ч. 3 ст. 61 и ч. 2 ст. 63 УК, мотивы, например, политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК) рассматриваются как отягчающие обстоятельства и усиливают наказание за любое преступление. Напротив, мотив сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК) признается обстоятельством, смягчающим наказание за любое преступление.

Анализ законодательства и практики его применения свидетельствует о разнообразии мотивов, по которым совершаются преступления, в связи с чем возникает необходимость их упорядочения. Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей.

В истории уголовного права предпринималось много попыток классификации мотивов. В 1867 г. на конгрессе во Флоренции была установлена 14-членная классификация мотивов преступления.

Одним из первых отечественных исследований мотивов преступного поведения была работа М. П. Чубинского. Он делил мотивы на две группы: 1) возвышенные или вообще достойные внимания; 2) низменные и достойные порицания.

На сегодняшний день наиболее практически целесообразной следует признать классификацию, которая базируется на совокупности нравственной и правовой оценки мотивов и целей преступления. И несмотря на то что мотивы и цели преступления категории самостоятельные, к их классификации применимы общие критерии. С этой точки зрения мотивы и цели преступления можно подразделить на три основные группы:

  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает установление уголовной ответственности за конкретное деяние (например, кража — ст. 158 УК);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает ужесточение наказания (например, корыстные мотивы, хулиганские мотивы, месть, кровная месть, личная заинтересованность, национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда, изъятие органов или тканей потерпевшего, сокрытие другого преступления или облегчение его совершения и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон связывает смягчение наказания (например, мотив сострадания, цель избавления потерпевшего от страданий и т. п.);
  • мотивы и цели, с которыми уголовный закон не связывает ни установление уголовной ответственности, ни ужесточение или смягчение наказания (например, мотивы убийства, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК).

В правоприменительной практике значение мотива преступления нередко недооценивается. В связи с этим Верховный Суд РФ в своих постановлениях неоднократно указывал на важность установления этого признака. Так, Пленум Верховного Суда РФ в постановлениях от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре» и от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК)» подчеркивает необходимость установления мотивов и целей преступления наряду с другими обстоятельствами его совершения.

Помимо значения для уголовной ответственности мотив преступления имеет важное доказательственное значение по уголовному делу. Не случайно уголовно-процессуальное законодательство включает мотивы преступления в число обстоятельств, составляющих предмет доказывания (п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК).

Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях выступать в качестве исключительных смягчающих обстоятельств и в этом смысле обосновывать, например, назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК).

www.grandars.ru

Особенности доказывания мотивов преступления

Рубрика: 17. Уголовное право и процесс

Дата публикации: 09.02.2015

Статья просмотрена: 424 раза

Библиографическое описание:

Порсев А. Г. Особенности доказывания мотивов преступления [Текст] // Актуальные вопросы юридических наук: материалы II Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. — С. 134-136. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/140/7321/ (дата обращения: 19.07.2018).

В литературе есть множество определений термина «мотив», но в большинстве своем авторы рассматривают данный термин исключительно как побуждение. Наиболее точное определение данного термина дал Брайнин, который утверждал, что мотив преступления «есть чувство (переживание), превратившееся в стимул к виновному поведению» [2].

Мотив как выше уже было определено представляет собой состояние и при этом может длиться продолжительный период времени. Вследствие наличия такой его особенности считается, что «важно установить систему нарушений закона» [1], т. к. мотив, как правило, проявляется многократно, что особенно характерно таким мотивам как корысть или карьеризм. «При установлении системы нарушений не будет возникать проблем с квалификацией содеянного …если установлен лишь один эпизод преступной деятельности…важное значение для квалификации преступления будет иметь тщательное изучение его личности, стаж работы в занимаемой должности, а также полномочий и обязанностей» [1].

Ввиду особенностей мотива, как внутренней психической составляющей, возникает необходимость в применении особых знаний и методов расследования преступления. Так, например, автор указывает, что «экстремистский характер мотива совершения общественно опасного деяния необходимо устанавливать при расследовании преступления, в том числе с привлечением соответствующих специалистов» [5], к сожалению, он не конкретизирует каких именно специалистов необходимо привлекать. Представляется, что в первую очередь необходимо привлекать специалистов в области психологии, т. к. «психология является наукой, изучающей психику человека…поведение и законопослушного гражданина, и преступника формируется и определяется деятельностью центральной нервной системы, обход которой представляется невозможным. Поэтому подходы к раскрытию и управлению поведением человека необходимо искать в его внутреннем мире, и без данных психологии как общей науки о поведении человека нам не обойтись» [6].

Привлечение же психиатров возможно, но не в целях установления мотивов преступной деятельности, а в целях установления наличия или отсутствия заболевания, влияющего на вменяемость лица в момент совершения преступления.

Привлечение же профессионалов-психологов позволит не только полнее установить наличие или отсутствие преступного мотива, но также и помочь в расследовании преступления: «При расследовании данных преступлений вопрос о привлечении специалистов-психологов к производству отдельных следственных действий (осмотр места происшествия, осмотр предметов и одежды, допрос и пр.), а не только судебной экспертизы должен быть пересмотрен в сторону более активного их участия в расследовании. Специалист, специализирующийся на изучении деятельности неформальных групп (движений), их психологии, пропагандируемой идеологии, символики, атрибутики, сможет во многом оказать содействие следователю в обнаружении, фиксации и исследовании криминалистически значимой информации. Речь может идти об установлении признаков, свидетельствующих о мотиве национальной ненависти или вражды, о лицах, причастных к совершению данного преступления, и пр». [7].

В одном из исследований [7] были определены причины того, что психологи не привлекаются к расследованию преступления:

1. 52 % респондентов отвечают, что такая необходимость не возникает;

2. 69 % респондентов отвечают, что у них отсутствует такое подразделение, а привлечение специалистов из других структур или организаций влечет использование дополнительных средств, которые не заложены в бюджет ОВД.

Привлечение специалиста-психолога является лишь организационным вопросом, и он вполне может быть решен самим следователем при наличии его желания, но правосознание и отсутствие желания следователя заниматься дополнительными организационными вопросами приводит к тому, что фактически психолог не привлекается. Этим же автором было проведено еще одно исследование, где он указал следующее: «Из изученного нами 231 уголовного дела участие специалиста-психолога в осмотре места происшествия с целью получения первичной информации о причастности к совершению преступления какой-либо неформальной группы не было выявлено ни разу» [7].

Таким образом, при расследовании преступлений и установлении мотива важным следственным действием является назначение судебно-психологической экспертизы, которую следователи, как правило, недооценивают. Без дачи квалифицированного ответа на вопрос о наличии преступной мотивации у обвиняемого нельзя говорить о том, что наличие мотива является доказанным, как нельзя говорить о том, что лицо невменяемо без наличия заключения соответствующего эксперта — в противном случае это влечет произвол, на данном этапе развития правовой мысли не происходит доказывания или установление мотива, а происходит его предположение следователем на основании имеющихся доказательств.

Следует отметить, что мотив представляет собой внутреннюю психическую характеристику конкретного лица, индивидуума с собственной системой ценностей, собственным характером, историей жизни и психическим состоянием. В результате при расследовании преступления нельзя оперировать собственной системой ценностей, нужно учитывать особенности подозреваемого, обвиняемого. «Вполне понятно, что в ходе расследования, в особенности тяжкого или особо тяжкого преступления против личности, не всегда можно усмотреть объективные причины насильственных действий. Однако внутренние причины, основанные на субъективной системе ценностей лица, совершившего преступление, в каждом из случаев оказываются достаточными. Другое дело, что эта «внутренняя шкала» является до такой степени загадочной штукой, что иногда на ней ценность бутылки спиртного может превысить все, включая человеческую жизнь» [3].

Соответственно, не следует при расследовании преступления также оперировать общепринятыми установками о том, что отдельные виды преступлений всегда совершаются по определенным мотивами (например, кража на основании корыстного мотива, а изнасилование на основании сексуального мотива), потому как вполне могут возникать ситуации, когда такие преступления совершены и на основании или в совокупности с другими мотивами. Изменение такой установки влечет не только расширение кругозора, но также и позволяет разрабатывать особые следственные версии, которые не характерны для данного вида преступлений.

Оперирование установками может повлечь привлечение к ответственности лица, невиновного в совершении преступления. Так на практике иногда возникают ситуации, когда на месте преступления застигнуто лицо, затем это лицо признается в совершении преступления, но не может указать на мотив совершения преступления. Впоследствии правоохранительные органы находят какую-то чисто формальную причину, например, ссору, которая произошла много месяцев или лет назад и указывают, что лицо совершило преступление из личной неприязни, ведь безмотивных преступлений не бывает, а потому вместо реального мотива устанавливается фиктивный (номинальный) мотив. В действительности в такой ситуации могли быть самые разные варианты событий от невменяемости обвиняемого до попытки спасти близкого человека от уголовной ответственности. В результате «доля приговоров и кассационных определений, отмененных или измененных из-за неустановления или неверной оценки мотива и цели преступления, составляет 14 % общего числа отмененных или измененных судебных решений по уголовным делам» [4].

Ввиду всего вышесказанного следует отметить следующие тезисы:

1. Мотив, как правило, характерен совершенному преступлению — кражи совершаются из корыстных побуждений, а убийства из неприязни или той же корысти;

2. Могут возникнуть ситуации, когда мотив не характерен совершенному преступлению — в таком случае необходимо разрабатывать особенные следственные версии, не характерные для данного вида преступлений, а не попытки «привязать» объективные факторы и «придумать» на их основе мотив;

3. При установлении мотива необходимо поставить себя на место обвиняемого, в противном случае можно упустить действительно виновное лицо либо установить мотив неверно или неполным образом;

4. Доказывание мотива не может строиться на предположениях, необходимы факты, а лучше система фактов, доказывающих наличие соответствующего мотива;

5. Установление мотива не может быть осуществлено без привлечения специалистов, в частности, психологов — в противном случае следует считать совокупность доказательств недостаточной;

6. Необходимо учитывать, что и сам обвиняемый не всегда может определить мотив совершения преступления, т. к. мотив носит глубоко психологический характер и может взаимодействовать с другими мотивами, образуя полимотивацию. Соответственно, при расследовании преступления необходимо учитывать, что мотивов может быть несколько и опровержение одного мотива в отношении подозреваемого не означает, что у него не имелось иных мотивов для совершения преступления.

1. Белокосков С. Мотив как обязательный признак преступления, предусмотренного ст. 285 УК. Законность. 2006. N7

2. Брайнин Я. М. Основания уголовной ответственности: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Харьков, 1963. С. 17.

3. Бубон К. В. Размышления о мотиве преступления и об истине как конечной цели правосудия. Адвокат. 2009. N 1

4. Капинус О. С. Убийства: мотивы и цели. М., 2004. С. 59–60.

5. Кашепов В. Квалификация преступлений экстремистской направленности // Уголовное право. 2007. N 3. С. 33.

6. Петин И. А. Мотив и цель как сущностные критерии поведения индивида и вменения преступного вреда. Российский следователь. 2008. N 6

7. Шлегель О. В. Значение судебных экспертиз при расследовании преступлений против личности, совершаемых по мотиву национальной ненависти или вражды. Эксперт-криминалист. 2008. N 3

Похожие статьи

Психологические аспекты мотивации совершения преступления

психологический мотив совершения преступления, преступный мотив, мотивация преступного поведения.

Особенности доказывания мотивов преступления. Привлечение же психиатров возможно, но не в целях установления мотивов преступной деятельности, а в.

Особенности расследования убийств, совершенных в условиях.

Мотив преступления: Наиболее распространенный мотив это бытовая ссора.

Проблемы разграничения убийств со смежными видами преступлений. Особенности расследования убийств, совершенных в условиях неочевидности.

Методика расследования серийных убийств | Статья в журнале.

Анализируется перечень необходимых следственных действий, способствующих раскрытию преступления, к которым автор относит: осмотр места происшествия, осмотр трупа (при его наличии), криминалистические и судебно-медицинские экспертизы.

Уголовная ответственность за хулиганство и иные преступления.

Отличия хулиганского мотива от иных мотивов преступлений.

Многие исследователи делают акцент на детерминистической характеристике мотивов противоправной деятельности, рассматривая субъективную сторону преступления как внутреннюю, психологическую причину.

Проблема расследования заказных убийств (убийств по найму)

убийство, вид преступлений, найм, мероприятие, осмотр места происшествия, след, целый ряд.

Криминалистическая характеристика лиц совершающих кражи

кража, совершенное преступление, лицо, помещение, совершение преступления, совершение краж, преступление, похищенное имущество, осмотр места происшествия, допрос потерпевших.

Мотивация преступления: понятие и содержание

мотивация преступления, мотив преступления, цель преступления.

Ключевые слова: психологический мотив совершения преступления, преступный мотив, мотивация преступного поведения.

Проблемные вопросы расследования заказных преступлений

Мотив совершения заказных убийств.

Основные термины (генерируются автоматически): убийство, заказное убийство, осмотр места происшествия, категория дел, нормативно-правовой акт, методика расследования преступлений, место происшествия, личность.

Субъективная сторона состава преступлений совершаемым.

Умышленная вина при совершении должностных преступлений зачастую не конкретизирована.

Любой мотив преступного посягательства. Понятие мотива корысти в теории уголовного права и его.

moluch.ru

Понятие мотива преступления в теории уголовного права Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Оганесян Бениамин Левонович

Статья посвящена исследованию понятия мотива преступления в теории уголовного права. Анализируются основные проблемы в обозначенной области, а также механизм формирования мотива преступления . Особое внимание уделяется признакам мотива преступления .

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Оганесян Бениамин Левонович,

The Concept of Motive of a Crime in the Theory of Criminal Law

The article is devoted to the exploration of the idea of the motive of the crime in the theory of criminal law. An analysis of the main problems in the designated area, as well as the mechanism of formation of the motive for the crime . Special attention is paid to the characteristics of the motive of the crime .

Текст научной работы на тему «Понятие мотива преступления в теории уголовного права»

главой государства. Для процедуры Европейского ордера на арест достаточно одной стадии, в ходе которой только судебная власть принимает необходимое решение, а поэтому считаем, что в дальнейшем следует перенимать положительный опыт зарубежных стран и в дальнейшем совершенствовать уголовно-процессуальное законодательство.

Для стран СНГ указанные положения являются весьма актуальными и их внедрение, по мнению автора, может упростить процесс выдачи лиц (обвиняемых, подозреваемых).

1 См.: Виноградова А. Выдача (экстрадиция) лиц, совершивших преступления // Адвокат. 1999. № 1. С. 13-14.

2 См.: Официальный вестник Украины. 2010. № 45.

3 См.: Официальный вестник Украины. 2011. № 52.

4 См.: Карпов А. Принципы сотрудничества государств в борьбе с преступностью // Запорожская городская общественная организация «Истина», 2010. Ч. 2. С. 117-118.

5 См.: Сафаров Н. Европейской ордер на арест в механизме правового регулирования по уголовным делам стран-членов Европейского союза // Правоведение. 2007. № 1. С. 98.

ПОНЯТИЕ МОТИВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ В ТЕОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Статья посвящена исследованию понятия мотива преступления в теории уголовного права. Анализируются основные проблемы в обозначенной области, а также механизм формирования мотива преступления. Особое внимание уделяется признакам мотива преступления.

Ключевые слова: мотив преступления, потребность, преступление. B.L. Oganesyan

THE CONCEPT OF MOTIVE OF A CRIME IN THE THEORY OF CRIMINAL LAW

The article is devoted to the exploration of the idea of the motive of the crime in the theory of criminal law. An analysis of the main problems in the designated area, as well as the mechanism of formation of the motive for the crime. Special attention is paid to the characteristics of the motive of the crime.

Keywords: motive of the crime, need, crime.

В теории уголовного права понятие «мотив преступления» вызывает полемику и, как следствие, негативно влияет на правоприменительную практику. Это обстоятельство, а также имеющиеся пробелы в законодательстве в обозначенной области свидетельствуют о том, что учение о мотиве преступления на сегодняшний день представляет собой одно из перспективных направлений в исследованиях уголовно-правовой науки.

Учение о мотиве преступления и раньше привлекало внимание многих ученых1 как представлявшее огромную важность для уголовно-правовой науки и практики применения уголовного закона. Между тем понятие «мотив престу-

© Оганесян Бениамин Левонович, 2012

Аспирант кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права (Саратовская государственная юридическая академия); e-mail: beniamin.oganesyan@yandex.ru

пления», его сущность и специфические признаки исследованы недостаточно. В решении этих вопросов остается много неясного и спорного.

Мотив — категория сложная и многогранная. Трудность определения мотива в праве, по мнению целого ряда исследователей, вызвана, прежде всего, тем, что имеются большие расхождения и противоречия в характеристике этого явления в психологической науке, призванной непосредственно заниматься разработкой указанного понятия2. Отсюда следует, что мотив — в первую очередь категория психологическая.

В связи с этим в юридической литературе дискутируется вопрос о возможности иметь в праве самостоятельное понятие «мотив преступления». Б.В. Харазишвили подчеркивал, что юридическая наука должна пользоваться тем понятием мотива, которое дает психология. Введение же уголовно-правового определения мотива он считает ненаучным3. Диаметрально противоположного мнения придерживались А.Б. Сахаров, И.Г. Филановский и др. Так, в частности, И.Г. Филановский отмечал: «Механическое перенесение в право того определения, которое дается в психологии, представляется нам неверным, так как психологи открывают истоки побуждений нормального поведения, а в праве нужно найти истоки побуждений для поведения, отклоняющегося от нормы. Этим и следует обосновать необходимость создания в уголовном праве не отличного от психологии, а на основе данных психологии, но специфического для права определения понятия мотива преступления4».

В теории уголовного права на этот счет существуют иные мнения, однако все они в той или иной степени отражают представленные позиции. Определенный компромисс в обсуждении спорного вопроса представил профессор Б.С. Волков, который считает, что «диалектика взаимоотношений психологического и уголовно-правового понятия мотива очень проста: она выражает соотношение общего и частного, рода и вида»5. Значимость данного положения оказалась столь велика, что практически и поныне оно является господствующим в уголовно-правовой теории.

Мы разделяем указанную позицию, однако считаем, что она нуждается в конкретизации. Психологическая наука формулирует понятия «мотив» и «цель», непосредственно входящих в предмет ее изучения. Эти понятия можно рассматривать как данность. Однако остальные науки также разрабатывают применительно к своему предмету свою теорию, ибо без самостоятельной теории не может существовать никакая наука. Однако теория той или иной науки относится к ней самой, распространяется только на круг изучаемых ею вопросов и при этом опирается на понятийный и категориальный аппарат психологической науки, конкретизируя и развивая его.

Этим и следует обосновать новый подход к рассмотрению сущности мотива преступления, снимающий большинство имеющихся противоречий, и позволяющий по-новому взглянуть на ряд положений, называвшихся аксиоматическими и незыблемыми.

В этой связи, очевидно, первым будет вопрос о том, что представляет собой мотив. В отечественной и зарубежной психологической литературе по поводу трактовки данного понятия существует множество мнений, противоречивых подходов. Однако есть некая объединяющая позиция, согласно которой мотив — это побудительная причина действий. Данное понимание неразрывно связано с этимологией термина «мотив», которое в переводе с различных языков, в частности латинского, французского, немецкого, означает побуждение, побудительную причину действий человека.

В теории уголовного права мотив преступления также определяется как непосредственная побудительная причина преступления. Однако подобные определения не отражают специфики и природы мотива, а указывают на его побудительную функцию, на его общее значение в детерминации поступка, не раскрывая содержания мотива, качественно отличающего названное психологическое явление от других.

Разногласия начинаются с психологического понимания самой функции побуждения. Слово «побуждение» происходит от глагола «побудить», что означает «вызвать у кого-либо желание сделать что-либо, склонить, понудить к чему-либо»6. Свойство побудительности является конституирующим свойством мотива. Если говорят о мотиве, то речь должна идти о том, что некоторое содержание приобрело свойство побудительности.

Важным аспектом этой проблемы выступает вопрос о механизме формирования мотива. Формирование мотивов поведения можно рассматривать в онтогенетическом и функциональном аспектах. «Мотив как побуждение — это источник действия, его порождающий; но чтобы стать таковым, он должен сам сформироваться»7, — писал С.Л. Рубинштейн. Эти слова могут определить сферу функционального анализа становления мотивов.

Формирование мотивов проходит ряд этапов. Выявление этих этапов может послужить основой для определения понятия «мотив преступления». Имеющиеся различия в определении мотива в значительной мере обусловлены тем, что разные исследователи берут за основу различные этапы формирования мотива.

В настоящее время в психологической литературе господствующей является теория, согласно которой источником любого поведения, в т. ч. преступного, С служит определенная потребность. Известные мыслители писали, что «никто к не может сделать что-нибудь, не делая этого вместе с тем ради какой-либо из р

своих потребностей. »8. о

С.Л. Рубинштейн отмечал: «Человеческая личность — это, прежде всего, | живой человек из плоти и крови: у него есть потребности. Они выражают прак- у

тическую связь его с миром и зависимость от него. Наличие у человека потреб- С

ностей свидетельствует о том, что он испытывает нужду в чем-то, что находится н вне его, — будь то во внешних предметах или в другом человеке; это значит, что й он существо страдающее, зависимое, в этом смысле пассивное. Вместе с тем по- 1! требности человека являются исходными побуждениями его к деятельности: е

благодаря им и в них он выступает как активное, действенное существо. В по- й требностях, таким образом, как бы заключен уже весь человек как существо, | испытывающее нужду и вместе с тем действенное, страдающее и вместе с тем | активное, — как страстное существо»9. •

Вся история развития человеческой личности связана с историей потребностей ( человека. Сами потребности личности возникают и развиваются из изменяю-

щихся и развивающихся взаимоотношений человека и окружающего его мира. 2

В процессе исторического развития круг того, в чем человек нуждается, постоянно расширяется. Эта объективная нужда, отражаясь в психике человека, испытывается им как потребность.

Таким образом, на основе анализа исследований психологов можно заключить, что потребность представляет собой испытываемую человеком объективную нужду (или нужду в чем-то, лежащую вне его). Тем самым подчеркивается 155

объективная природа потребности, поскольку источник ее возникновения и удовлетворения находится во внешним мире.

Следует отметить, что с физиологической стороны потребность является реакцией организма и личности на воздействие как внутренних (например, неприятные ощущения, исходящие от внутренних органов), так и внешних раздражителей (сигналов, стимулов и т. д.) 10.

В связи с этим первичным элементом механизма формирования мотива выступает возникновение потребности, вызванной внутренними или внешними объективными явлениями. Однако испытывать потребность это еще не значит осознавать ее. С одной стороны, удовлетворение или неудовлетворение потребности, которая сама не проявилась в форме чувства, а испытывается, например, в элементарной форме органических ощущений, может породить эмоциональное состояние удовольствия — неудовольствия, радости — печали и т. п.; с другой, сама потребность как активная тенденция может испытываться как чувство, так что и чувство выступает в качестве проявления потребности. То или иное чувство наше к определенному предмету или лицу — любовь или ненависть и т. п. — формируется на основе потребности по мере того, как мы осознаем зависимость ее удовлетворения от этого предмета или лица, испытывая те эмоциональные состояния удовольствия, удовлетворения, радости или неудовольствия, неудовлетворения, печали, которые они нам доставляют.

Таким образом, роль эмоций оказывается двусторонней, в силу которой эмоция выступает в одном случае преимущественно как состояние субъекта, в другом — преимущественно как активный процесс порыва, устремленности, 2 действенности. Именно как форма проявления потребностей личности эмоции ? выступают в качестве внутренних побуждений к деятельности. Эти внутренние 8 побуждения, выражающиеся в чувствах, обусловлены реальными отношениями « индивида к окружающему его миру11.

1 Но одно дело испытывать стремление, а другое — осознавать его. В зависи-| мости от меры осознания стремление выражается в виде влечения, желания

| или хотения. Потребность, в частности органическая, еще не осознанная, не

§ направляющаяся на определенный предмет, выступает сначала в виде влечения.

| Влечение не осознано и беспредметно. Пока человек лишь испытывает влечение,

2 не зная, какой предмет это влечение удовлетворит, он не знает, чего он хочет, ° перед ним нет осознанной цели, на которую он должен был бы направить свое « действие. С одной стороны, имеются влечения, субъективно выражающие потреб-| ность, но не заключающие осознания предметов, способных их удовлетворить, а I с другой — предметы, в которых человек нуждается для удовлетворения своих 1 потребностей. Субъективное выражение потребности, ее отражение в психике

° должно стать осознанным и предметным — влечение должно перейти в желание.

¿5 Это «опредмечивание» служит необходимой предпосылкой возникновения во-

1 левого поведения. Лишь тогда, когда осознан предмет, на который направляет-| ся влечение, и объективное выражение потребности становится осознанным и

предметным желанием, направленным на определенный объект, человек знает, чего он хочет, и может на новой осознанной основе организовать свое действие. Существенной предпосылкой возникновения волевого действия является, таким образом, переход к предметным формам сознания.

Вторым этапом формирования мотива является осознание потребности. На

этом этапе мотив приобретает свое следующее необходимое качество — осознан-

ность. Потребности находятся в определенном соотношении с сознанием. Им свойственно становиться предметом переживания, сознанию же свойственно отражение этих переживаний.

Однако этот этап не является завершающей фазой формирования мотива. Если потребность возникла и имеется объект (предмет), способный удовлетворить эту потребность, то субъект как существо, обладающее волей, стоит перед выбором — удовлетворить эту потребность или нет. Именно субъекту предоставлено право выбора подавить эту потребность (не замечать) либо предпринять что-то для удовлетворения потребности. Именно последний вариант и предполагает стремление к достижению цели (или побуждение). Следовательно, третьим этапом формирования мотива является стремление к достижению цели. Однако когда речь идет непосредственно о мотиве преступления (не о мотиве поведения), то здесь имеет место стремление к достижению цели путем нарушения уголовно-правового запрета.

Естественно, что предлагаемая нами модель формирования мотива преступления носит условный характер, т. к. в реальной жизни нет столь четкого разграничения этапов. Однако как для уяснения механизма формирования мотива, так и для определения мотива преступления, представленная модель может быть полезна.

Определяя содержание мотивов преступлений, некоторые криминалисты относят к мотиву неосознанные влечения и стремления12, другие говорят о побуждениях безотносительно к тому, осознаются они или нет13. Некоторые ученые отождествляют мотивы с эмоциями14, психическими состояниями15. Эмоциональная теория природы мотива, согласно которой причина поступка с

заключена в эмоциях личности и их характеристике, уже подвергалась обстоя- к тельной критике в советской психологической и юридической литературе. На р

наш взгляд, неправильно и отождествление мотива с психическим состоянием о личности. Различного рода психические состояния человека могут оказывать й влияние на формирование мотива, ускоряя или затрудняя его созревание, но у

они обозначают иные особенности человеческой психики. с

Трудно согласиться и с определением мотива, сформулированным В.А. Яку- н

шиным: «. Мотив является таким возбуждением к преступному поведению, о й

котором в известном смысле можно сказать, что он выступает движущей силой, и

внутренним источником этого поведения. В отличие от чувств он носит конкретно е

выраженный характер и является стимулом к определенному действию»16. Од- й нако стимул представляет собой не что иное, как внешнее воздействие, поэтому | отождествление его с мотивом ошибочно. |

А.В. Наумов называет мотив осознанным побуждением (потребностью, чув- •

\ ю ством и т. д.) к достижению определенной цели посредством совершения престу- (

пления17. А.С. Тарарухин полагает, что «мотив преступления — это осознанное

побуждение (стремление) к совершению конкретного целенаправленного поступ- 2 ка (волевого акта), представляющего общественную опасность и предусмотренного уголовным законом в качестве преступления» 18. В данных определениях заключается основное значение мотива в определении направленности действий, однако это лишь одна из функций мотива.

Д.П. Котов определял мотив как «порожденное системой потребностей осознанное и оцененное побуждение, принятое лицом в качестве идеального осно- 157

вания оправдания своего поведения»19. В данном определении акцентируется внимание на осознанном побуждении.

Однако в настоящее время в юридической литературе все чаще высказывается мнение, согласно которому мотивы могут носить и неосознанный (бессознательный) характер. Мотив относится к волевому поведению, он не может быть неосознанным. Любые рассуждения о бессознательности мотива ведут к идеалистической концепции. Они отсекают саму постановку вопроса о механизме волевого поведения.

Опираясь на выделенные признаки мотива и рассмотренные ранее положения, представляется возможным следующее определение мотива преступления: это осознанная и переживаемая потребность, обусловливающая стремление к достижению цели путем нарушения уголовно-правового запрета.

1 См., например: Чубинский М.П. Мотив преступной деятельности и его значение в уголовном праве. Ярославль, 1901; Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском праве. Тбилиси, 1963; НаумовА.В. Мотивы убийств. Волгоград, 1969; Котов Д.П. Мотивы преступлений и их доказывание. Воронеж, 1974; Волков Б.С. Мотивы преступлений (Уголовно-правовое и социально-психологическое исследование). Казань, 1982; Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. М., 1991 и др.

2 См.: Волков Б.С. Указ. соч. С. 4; Иванов Н.Г. Мотив преступного деяния. М., 1996. С. 3.

3 См.: Харазишвили Б.В. Указ. соч. С. 4-5.

4 Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970. С. 41.

5 Волков Б.С. Указ. соч. С. 57.

6 Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2009. С. 700.

7 Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. 2-е изд. М., 2003. С. 305.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С. 413.

9 Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 256.

10 См.: Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000. С. 15.

11 См.: Рубинштейн С.Л. Указ. соч. С. 215.

12 См.: Гольдинер В.Д. Мотив преступления и его значение в советском уголовном праве // Советское государство и право. 1958. № 1. С. 44.

13 См.: Дагель П.С. Субъективная сторона хулиганства // Советская юстиция. 1968. С. 150.

14 См.: Харазишвили Б.В. Указ. соч. С. 44.

15 См.: Загородников Н.И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 72.

16 Якушин В.А. Субъективное вменение и его значение в уголовном праве. Тольятти, 1998. С. 181.

17 См.: Наумов А.В. Указ. соч. С. 13.

18 Тарарухин С.А. Преступное поведение. Социальные и психологические черты. М., 1974. С. 56.

cyberleninka.ru